ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ДЕМОКРАТИЯ
 

>> Главная / Природная рента / Материалы раздела 

Галина Титова
Миссия России

Глава 5.

ОТ МИФА О БАСНОСЛОВНОМ БОГАТСТВЕ - К РЕЖИМУ ЭКОНОМИИ

"Разнообразие цивилизаций - это тоже следствие процесса самоорганизации, лежащего в основе любых природных явлений, а развитие общества является одним из них. И это разнообразие как проявление общего закона дивергенции - великое благо для человека".
Никита Моисеев

"Государство существует не для того, чтобы превращать земную жизнь в рай, а для того, чтобы помешать ей окончательно превратиться в ад".
Николай Бердяев

Природно-ресурсный потенциал России огромен. Это утверждение ни у кого не вызывает сомнений. Агитируя за повсеместную продажу земель или за безоглядную передачу их в частную собственность, за использование месторождений минерального сырья иностранными компаниями по соглашениям о разделе продукции, политики заверяют общество, что при масштабах России не может быть и речи о недостатке земли и природных богатств - только бери. Это неверное представление.
Во-первых, известно, что по общемировым критериям эколого-ресурсный потенциал России является средне- и малоблагоприятным для жизнедеятельности. Около 2/3 российской территории расположено в зонах Севера и приравненных к ним, а также в горных районах, где сосредоточено около 4/5 запасов разведанных нефтегазовых ресурсов, апатитов и минерального сырья.
Солнечной радиации Россия получает в 1,6 раза меньше, чем США [Клименко, 1997]. Для того чтобы обеспечить необходимый тепловой режим для проживания и занятия хозяйственной деятельностью, ей требуется условного топлива в расчете на человека в 6 раз больше, чем Японии, и в 3,5 раза больше, чем Франции. Поэтому, считает академик РАН Н. Моисеев, в России люди предпочитают жить не в коттеджах, а в рубленых избах, а отсюда вывод: российские стандарты, оценка качества жизни и теории должны иметь отличие от тех, которые определяют жизнь западного европейца или японца [Моисеев, 1999].
В придачу к суровому климату в России и самые длинные в мире "плечи" перевозок товаров и пассажиропотоков, огромная протяженность энергетических и транспортных магистралей, повышенные энергозатраты на производство продукции и проживание в северных районах. Это требует больших по сравнению с другими странами удельных затрат на добычу и транспортировку сырья к местам сбыта, а также больших отчислений в фонды общественного потребления.
Поэтому при оценке совокупного природно-ресурсного потенциала, наряду с количественными характеристиками (запасы сырья), всегда должны учитываться и качественные параметры, т. е. экономическая эффективность хозяйственного освоения ресурсов.
Во-вторых, в силу значительных природно-климатических различий условий жизнедеятельности в разных регионах для России чрезвычайно важно наличие системы государственных гарантий проживания в северных районах и в экстремальных условиях. Эта проблема всегда стояла перед государством. В советское время северяне имели более высокую зарплату и массу льгот, которых лишились сегодня. С переходом к рыночным отношениям вопрос о перемещении северных производств в более комфортные условия обсуждается постоянно. Однако, по подсчетам специалистов, на то, чтобы принципиально изменить масштабы, структуру и географию добычи, переработки и использования ресурсов, потребуется ежегодно расходовать около 1/4 национального дохода страны в течение 15-20 лет [Агафонов, Исляев, 1995]. То есть этот вопрос не решаем в современных экономических условиях.
В-третьих, национальное богатство складывается из прибыли предприятий, ренты и заработной платы. Производственный сектор российской экономики пребывает в депрессии, следовательно, его прибыль ничтожна, уровень заработной платы у большинства населения намного ниже прожиточного. Единственный путь пополнения казны - максимально изымать в бюджет ресурсную ренту. Но может оказаться, что представления относительно ренты завышены, поскольку государство не располагает информацией, подтверждающей тот факт, что природные богатства позволят не только покрыть бюджетный дефицит, но и решить проблему с финансированием социальных и экологических программ. Такую информацию можно получить на основе обстоятельных планово-балансовых расчетов, а к ним, к сожалению, у нынешней власти отношение негативное. Однако если издержки на добычу сырья откорректировать, приблизив оплату наемного труда к мировому уровню, учесть затраты энергоресурсов и транспортные расходы по ценам мирового курса, то, скорее всего, цены на многие виды сырья поднимутся выше мировых. По теории ренты, такое превышение можно классифицировать как нехватку земли и сырья.
В-четвертых, при обсуждении проблемы достаточности (ограниченности) природных ресурсов нельзя не учитывать и тот факт, что после распада СССР Россия утратила многие ценностные активы в составе национального богатства и, в частности, порты. Сырье же само по себе мало что значит, если его невозможно продать по мировой цене. Перевозки его авто- и железнодорожным транспортом поглощают большую часть доходов, обусловленных высокой продуктивностью месторождений или редкостью полезных ископаемых. Так что одной из причин падения уровня жизни после реформ, вне всякого сомнения, является тот факт, что порты России стали перерабатывать грузов меньше, чем один Амстердамский порт [Захаров, 1998].
Не зря еще А. Смит отмечал, что морские побережья относятся к разряду наиболее ценных богатств общества. Народы побережий, считал он, первыми приобщаются к достижениям мировой цивилизации и являются передатчиками их для внутренних земель, а сила государства во многом зависит от соотношения длины морских и сухопутных границ. Жители побережий получают дополнительный прибавочный доход, созданный преимуществами географического положения, - ренту от близости морских торговых путей, от наличия таких природных достопримечательностей побережий, как пляжи, красивые виды, рекреационное рыболовство, а также от повышенной рыночной конкурентоспособности производства [Смит, 1993: кн. 1,гл. III, XI].
Немецкие исследователи X. Шилар и К. Шварц [1990] также убеждены в том, что прибрежные территории обладают возможностью создавать квазиренту за счет использования особенностей национальных экономик: общего уровня образования, ноу-хау, национальных ремесел, промышленных традиций и т. д. Квазирента от использования этих ресурсов, по их мнению, сравнима с рентой от богатейших нефтяных месторождений.
Вместе с тем, помимо объективных природно-климатических и географических факторов снижения экономической эффективности добычи природного сырья в сравнении с другими странами, в России предостаточно и субъективных. Ни для кого сегодня не является секретом, что теневые обороты в сфере природопользования превышают легальные. В "тени" находятся не учтенные статистикой огромные объемы добычи сырья и получаемые сверхдоходы; расходы же, их создающие, полностью списываются на ту "вершину айсберга", что видна в сфере легальной деятельности. Рентабельность этой сырьевой "макушки", естественно, невелика, а потому невелики и поступления в казну от налогообложения доходов. Из этого следует, по крайней мере, три вывода: 1) государство должно взять сферу природопользования под особый контроль; 2) в природопользовании должен быть наведен строжайший режим экономии; 3) России в силу ее климатических и природно-географических условий не подходит модель общества потребления и усиленно культивируемая СМИ философия роскошной жизни.
Климатические условия сформировали и свойственные менталитету россиян соборность и чувство локтя. Они помогли не очень богатой стране не только выстоять в войне, но и первыми выйти в космос. У народов России, пишет на этот счет Д. С. Львов в "Экономическом манифесте", "генетическая предрасположенность к взаимной солидарности и выручке, духовному обогащению в процессе общения людей, к коллективизму". Это закреплено и религиозными основами. И если протестантская этика, базирующаяся наэкономипеском индивидуализме и роскоши, закрепила и индивидуальную избранность на пути к спасению, то православие и мусульманство, господствующие в России, отстаивают равенство всех перед Богом: "спасутся все или никто" [Львов, 2000: 7]. Действительно, в огромных суровых просторах России в одиночку можно затеряться. Да что там в одиночку! Могут погибнуть даже поселения, если власти по забывчивости не обеспечат их топливом на зиму. А судя по событиям последних лет, подобный исход - далеко не фантазия.
Вместе с тем не только образ жизни, но и способ формирования государственных доходов диктуются природой. Те заблуждения в теориях, которые может позволить себе страна с благоприятным климатом, например, США, не скажутся на ее экономике столь негативно, как то может произойти с северной страной, которой для нормальной жизнедеятельности необходимы большие фонды общественного потребления на душу населения. Поэтому, как уже отмечалось, идеология потребительского индивидуализма и неприемлема для северных стран.
Западные политики очень любят говорить о справедливости. Это одно из ключевых слов в их политическом жаргоне. Но справедливости они требуют для своих стран и своих народов. На Россию они смотрят только как на поставщика дешевого сырья. Их не особенно интересует, что народ России живет за чертой бедности (тем самым нарушаются права человека), а дешевая распродажа сырья лишает его будущего. За счет этой распродажи финны берегут свои леса от порубок. Американцы консервируют места добычи нефти и руд. Страны Балтии, не располагая запасами руд, решают многие свои проблемы за счет экспорта дешевого металла из России.
Рассматривая вопросы совместного освоения природных ресурсов на условиях соглашений о разделе продукции, западные эксперты выдвигают жесткие требования к финансированию социальных потребностей, как правило, экономя на этой статье расхода. Они щедро раздают советы по поводу путей сокращения численности живущих в северных поселениях и необходимости добычи сырья вахтовым методом.
Но даже если подобные переселения оказались бы России по силам, нельзя проводить их без учета ее геополитических интересов. А они, как правило, не всегда совпадают с получением экономических оптимумов. Так не правильнее ли перейти к политике формирования эффективной пространственной структуры экономики, построенной на балансе интересов всех регионов, исходя из собственных геополитических, географических и климатических особенностей?!
Только с позиций экономии и оптимального использования своих внутренних ресурсов можно обосновать параметры устойчивости российских регионов в мировом региональном делении (европейском, среднеазиатском, азиатском и т. д.).
Одной из важнейших задач перехода к устойчивой экономике страны таких масштабов, как Россия, является воплощение в жизнь принципа: каждый регион, каждый природопользователь - от субъекта Федерации до субъекта хозяйственной деятельности - обязан оплачивать обществу получаемые природные преимущества, т. е. преимущества по качеству используемого природноресурсного потенциала, приводящие к огромной дифференциации затрат в сфере природопользования. В соответствии с этим принципом должны строиться и отношения между бюджетами разных уровней, выделяться субвенции и производиться финансовые трансферты.
Только развитая система рентного налогообложения способна справедливо перераспределять преимущества и затраты, связанные с использованием природных ресурсов и охраной природы, между различными территориями и предпринимателями. С ее помощью каждый россиянин может стать сопричастным к богатствам континентального шельфа, черноземам, месторождениям алмазов и золота, запасам газа и нефти. Для выполнения этой задачи следует не только установить методы взимания рентных платежей по отдельным видам природных ресурсов, но и создать своего рода бюджетный "портрет" территорий с учетом их природно-ресурсного и ассимиляционного потенциалов и климатических условий, т. е. исходя из заданных самой природой базовых показателей. Отсутствие в системе государственного управления экономикой механизма выравнивания регионов по природно-ресурсному потенциалу является питательной почвой для сепаратизма, появления депрессивных районов, ведет к всевластию естественных монополий и росту коррупции в экономике.
Сегодня у государства нет средств на решение многих проблем общественной жизни, поскольку оно позволило идеологам псевдотеорий присваивать общие богатства. Лишь взяв на вооружение теорию ренты и наведя порядок в природопользовании, власти могли бы изыскать необходимые финансы для возвращения обществу праздников от освоения космоса, выдающихся научных открытий, достижений отечественных музыкантов, певцов и спортсменов, для обретения чувства гордости за свою страну и других объединяющих социум проявлений совместной жизни, без которых Россия не обретет статус великой державы.
Американский образ жизни, замешанный на индивидуализме, как и американские теории, догматическую приверженность которым демонстрируют российские власти, раздражают даже европейцев, проживающих куда в более благоприятных природно-климатических условиях. Так место ли им в России?!

 

наверх