ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ДЕМОКРАТИЯ
 

>> Главная / Природная рента / Материалы раздела 

За кулисами становления экономических теорий
От теории к коррупции

За кулисами становления экономических теорий. От теории - к коррупции

"О книге и проблемах, поднятых ее авторами"

Отзыв

Д. С. Львов
академик РАН, доктор экономических наук, профессор

В книге, которую держит в руках читатель, речь идет о чрезвычайно важной проблеме — нравственном долге ученого-экономиста. Население России на своем горьком опыте убедилось, что мир рыночной конкуренции чрезвычайно жесток и безжалостен. Он выталкивает на обочину не только старых, но и людей честных, скромных и совестливых. И профессиональная обязанность экономиста-исследователя, как и врача, не навредить здоровью общества, оградить его от социальных конфликтов. Он не должен забывать, что истинное предназначение экономической науки — это поиск путей роста национального богатства, источников для финансового обеспечения безопасности и социального благополучия общества, а также создание экономических предпосылок для справедливого и эффективного использования земли и природных ресурсов.
Переход от плановой к рыночной экономике в России не был задуман как самоцель. Он предполагал минимизацию текущих экономических и социальных издержек на приращение национального богатства, но никак не появление десятков миллионов людей, живущих за чертой бедности. Об этом, увы, забыли младореформаторы, самонадеянно взявшиеся за проведение реформ. С 1992 г. ими усиленно культивировалась чуждая стране экономическая теория, направленная не на созидание, а на разрушение. Что им действительно удалось, так это заменить догмы марксизма на догмы монетаризма, который объявлен единственным способом построения капитализма.
Российские младореформаторы не стали ломать голову над тем, как с наименьшим ущербом включить рыночные механизмы в советскую экономику, функционирующую по другим критериям. Главная задача реформ, по их мнению, — как можно скорее пройти «точку возврата», после которой уже ни при каких условиях страна не вернется к старому. Для отвлечения общественного мнения была провозглашена и даже конституционно закреплена цель реформ — строительство социально ориентированной рыночной экономики. Однако то, что происходит на самом деле, ничего общего с социальными гарантиями не имеет.
Сегодня есть много свидетельств тому, что официальные экономические теории на Западе переживают «кризис жанра». В темпах приобретения новых знаний экономическая наука отстает от темпов изменения экономической реальности и не оправдывает общественные ожидания. Поэтому многие экономисты, мучительно пытаясь ответить на вопрос, почему общество столь несправедливо, почему не изжиты угрозы войн и социальных конфликтов, как спасти мир от экологической катастрофы, есть ли у человечества иная альтернатива развития, обращаются к истории развития экономической мысли. И убеждаются, что в процессе становления экономики как науки замалчивались и выбрасывались на свалку истории теории социоприродной направленности, предавались забвению имена ученых и политиков, создававших их.
Исследователи попытались показать, что же творится за кулисами становления экономических теорий. Книга заставляет задуматься о цене продвижения в практику экспериментально не проверенных теорий.
Стремления людей обладать землей, другими природными богатствами и получать ощутимые преимущества, притесняя других, всегда являлись главной причиной всякого рода конфликтов. До сих пор, считает Фред Харрисон, цивилизация не предложила ничего более разумного и гуманного для решения проблемы земельных отношений, чем войны и кровь, хотя рецепты справедливого распределения в обществе земли и других ограниченных ресурсов известны по крайней мере три столетия. Экономисты классической школы в своих теоретических построениях исходили из того, что каждый человек по праву рождения может претендовать на равную долю природных богатств, так как они даны человечеству свыше. Но поскольку лучших по качеству земельных участков всем не хватает, то те, кто владеет лучшими участками, должны платить обществу земельную ренту. Сегодня земельная монополия сосредоточена в руках меньшинства, которое трансформирует власть экономическую во власть политическую, обеспечивающую гарантии меньшинства на получение сверхприбылей.
В разделе «Неоклассическая экономика: заговор против Генри Джорджа» профессор Мейсон Гэффни дал свой ответ на вопрос, какими способами сохраняется на Западе власть богатых над землей. Основным объектом для их нападок стал Генри Джордж — одна из наиболее ярких личностей экономической и философской мысли США XIX века. Для решения социальных проблем он не предлагал никаких радикальных способов, как то делал К. Маркс. Г. Джордж был занят развитием взглядов Адама Смита, Давида Рикардо, отца и сына Миллей и доказательством обоснованности предложенной им системы формирования государственных доходов, в основе которой лежит изъятие земельной ренты в пользу общества.
К сожалению, многое из того, что было сделано Г. Джорджем, его вклад в развитие экономической теории, игнорировалось западной экономической мыслью. Его представления об оптимальном способе формирования государственных финансов не вошли в большинство современных учебников по макроэкономике. Тем самым экономика как общественная наука потеряла свое социальное лицо.
Сегодня мир на перепутье. И рыночная, и плановая экономики оказались неспособными защитить общество от надвигающегося экологического кризиса. Человечество ищет третий путь. Многое из накопленного в прошлом может быть востребовано. Однако не следует вводить в догму ни предписания классиков, ни неоклассическую теорию равновесия. Нельзя не учитывать и тот факт, что препятствия, стоящие перед учеными-экономистами, очень серьезны, поскольку их работа и продвижение по службе в сильной степени зависят от их желания согласиться с неоклассической теорией и ее современными модификациями и работать в строго очерченных рамках. Потребовались неимоверные усилия современного движения за охрану окружающей среды, чтобы, наконец, признать несостоятельной по многим позициям неоклассическую теорию.
В главе X «Горькие плоды» Гэффни подвел итоги жизни США по догмам неоклассической теории и ее наиболее ортодоксального порождения — теории монетаризма. «Цена» этого — ухудшение условий труда, снижение доходности капитала, постоянно растущая концентрация богатства и доходов у немногих, усиление разобщенности классов и рост социальных проблем, падение авторитета страны в мире. Если это справедливо для страны столь богатой, как США, то следует задуматься над тем, к чему приведет дальнейшая догматическая приверженность прописям монетаризма в странах не столь богатых.
Многие ученые в России уже осознали, что необходимо заняться подготовкой фундаментального труда по теории экономических учений, свободного от догм и пристрастий к той или иной теоретической концепции. В этом плане рассматриваемая книга безусловно представляет интерес. Утверждение авторов о том, что «если устранить из общественного устройства паразита, каким является частное присвоение земельной ренты, погоня за которой (с помощью спекулянтов) доводит людей до состояния лихорадки и пессимизма», ставит перед учеными задачу проверить, действительно ли это так.
В России в сделках с землей пока еще не задействованы банковские структуры и не обрели безраздельную власть новоявленные лендлорды. Книга — предупреждение о тех бедах, которые ждут Россию, если «денежные мешки» установят власть над землей и природой. Мы не имеем права на ошибки в дальнейшем. Наш опыт и наши знания позволяют избежать этого.
Хочется выразить признательность авторам и тем, кто помог им с публикацией книги, за то, что они попытались донести до российского читателя смысл одной из сложнейших экономических теорий — теории ренты. Книга будит мысль и желание заглянуть в первоисточники. Обширная библиография позволяет это сделать, что чрезвычайно важно для исследователя.

 

наверх