ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ДЕМОКРАТИЯ
 

>> Главная / Собственность работников / Материалы раздела 

ПРЕДПРИЯТИЯ, УПРАВЛЯЕМЫЕ ТРУДОМ, В РОССИИ:
ОТ ФОРМЫ К СОДЕРЖАНИЮ

журнал "Альтернативы", 2006, № 2

Букреев Виктор Вениаминович,
кандидат экономических наук, доцент, руководитель Центра управления собственностью и развития предпринимательства
Высшей школы приватизации и предпринимательства – института.
Рудык Эмиль Николаевич,
доктор экономических наук, профессор Академии труда и социальных отношений.

Мир меняется. Рушатся империи, казавшиеся нерушимыми. Возникают новые империи, которые, скорее всего, постигнет судьба старых. Происходит переход от индустриального общества к постиндустриальному. Стремительно меняется сам человек и его роль в обществе и на производстве. Старые формы, в которых он был отчужден от принятия жизненно важных для него решений, заменяются новыми формами отчуждения. Одновременно набирает силу тенденция освобождения человека от всевластия капитала, в том числе в сфере экономики. Это, в частности, проявляется в вовлечении непосредственных производителей в управление производством и распределение его результатов - как на основе трудовых прав, так и в качестве акционеров или пайщиков предприятий, на которых они заняты. Авторы неоднократно определяли свою позицию по данному вопросу, в том числе на страницах данного журнала 1.

Цель настоящей публикации - выявить проблемы становления и развития в России коллективных предприятий, управляемых работниками - акционерами или пайщиками, а также предложить возможные пути их решения.

В российском законодательстве предусмотрены две организационно-правовые формы таких предприятий: акционерные общества работников (народные предприятия) и производственные кооперативы (артели). Естественно, ничто не мешает внедрению принципов производственной демократии на предприятиях и других организационно-правовых форм2. Достаточно внести соответствующие изменения и дополнения в их учредительные документы. Для этого необходима добрая воля всех участников процесса производства товаров и услуг, в первую очередь, собственников имущества предприятия и его руководителей, для которых морально-этические ценности - не пустой звук и которые осознают выгоды для предприятия и для себя лично от демократизации хозяйственной власти. Но это сюжет для отдельного разговора.

1. Новый феномен - акционерное общество работников

Закон об особенностях правового положения акционерных обществ работников, или народных предприятий, особой разновидности закрытых акционерных обществ, действует с 1998 года. Основные признаки народного предприятия следующие. Более 75% акций в нем принадлежит его работникам, каждый из которых не может владеть более 5% акций. Продажа акций народного предприятия на сторону не допускается. Если работник-акционер уходит с предприятия, он обязан продать ему свои акции. Предприятие обязано их купить и разместить среди работающих. В том числе - среди тех из них, кто не является его акционерами. На таком предприятии количество неакционеров не должно превышать 10% от общего числа занятых на нем. По большинству вопросов его деятельности принятие решений на народном предприятии осуществляется на основе демократического принципа «один акционер - один голос», а не «одна акция - один голос», как это имеет место в обычном акционерном обществе. При невыполнении этих и ряда других требований народное предприятие должно быть ликвидировано.

Казалось бы, закон о народных предприятиях открывал зеленый свет росту их числа. Однако реально зарегистрированных либо находящихся в процессе регистрации народных предприятий в России всего около 150. По данным Российского союза народных предприятий, общее число занятых на них составляет около 35 тысяч человек.

Почему не оправдались, по крайней мере, до сих пор, ожидания и надежды, связанные с народными предприятиями? Что надо сделать для того, чтобы народные предприятия стали таковыми не по форме, а по сути и показали на деле свою социально-экономическую эффективность и конкурентоспособность в сравнении с иными видами предприятий?

К истории вопроса

В мировой экономической литературе и хозяйственной практике понятие «народное предприятие», за редким исключением, не встречается. Насколько известно авторам, впервые этот термин был использован во времена III Рейха при создании знаменитого «народного предприятия Фольксваген». В России этот термин появился в начале 90-х годов прошлого века в нескольких законопроектах, инициированных КПРФ и рядом других партий левого толка, а также в скандально известном проекте создания «народного автомобиля», который был затеян Б. А. Березовским со товарищами. Естественно, содержание этого понятия, как в перечисленных случаях, так и в упомянутом ранее законе о народных предприятиях, качественно различается. В случаях с Фольксвагеном и АВВой Березовского & Ко первоначально декларировалась идея создания «народного автомобиля на народные деньги». Известно, чем эти проекты Адольфа Алоизовича и Бориса Абрамовича завершились.

Заметим, что сам термин «народное предприятие» представляется неудачным, и не только с точки зрения его происхождения. Прежде всего, прилагательное «народное» применительно к хозяйствующему субъекту (предприятию) с точки зрения гражданского права выглядит не вполне корректным. Слово «народ» имеет скорее территориальную, чем производственную привязку. К тому же, сам термин «народное предприятие» уже приобрел чрезмерную политическую окраску. На наш взгляд, в случае, когда речь идет о предприятии, управляемом его работниками (всеми или большинством), использующими как собственное, так и привлеченное имущество (государственное, муниципальное, частное), более точным было бы употребление термина «коллективное предприятие».

Даже если согласиться с применением понятия «народное предприятие» для характеристики предприятия, на котором преодолено или, по крайней мере, преодолевается отчуждение работников от хозяйственной власти, то неизбежно встает вопрос о правомерности ограничения формы такого предприятия акционерными рамками. Кстати, в первых российских законопроектах о народных предприятиях предполагалось их создание на основе государственной или так называемой общенародной формы собственности, а не акционерной.

В сложившемся в стране правовом поле вне народных предприятий оказываются или могут оказаться и другие предприятия с демократической системой хозяйствования. Как показывает зарубежный и первый современный отечественный опыт, они могут быть основаны на иных видах собственности: государственной, муниципальной, кооперативной и др. Формы таких предприятий также могут быть различными - как узаконенными: государственные и муниципальные унитарные предприятия, кооперативы, артели, товарищества, некоммерческие организации, так и неоправданно забытыми (арендные предприятия) или новыми. К последним, например, относятся предприятия, изначально созданные работниками, в том числе концессионные предприятия3.

Между тем закон о народных предприятиях допускает единственный способ их создания - путем преобразования коммерческой организации. Не могут быть преобразованы в народные предприятия, во-первых, все некоммерческие организации, главной целью которых является не извлечение прибыли, а удовлетворение потребностей граждан («народа»). Во-вторых, оставшиеся государственные и муниципальные унитарные предприятия, большая часть которых подлежит приватизации до 2008 года4. В-третьих, открытые акционерные общества (ОАО), работникам которых принадлежит менее 49% уставного капитала. Таких ОАО - подавляющее большинство.

По существу, закон о народных предприятиях произвел обрезание почти «под самый корешок» самой возможности их создания. В таких условиях рассчитывать на существенное увеличение числа народных предприятий при действующем законе о них не приходится. Неудивительно, что множатся попытки его «модернизации». Так, бывшим и. о. исполнительного директора Российского союза народных предприятий (РСНП) В. Корсетовым было, во-первых, предложено преобразовать народные предприятия в открытые акционерные общества с особой категорией обыкновенных акций, принадлежащих только их работникам. Во-вторых, сократить перечень вопросов, решения по которым должны приниматься по принципу «один акционер - один голос», - одно из главных завоеваний закона, - и ограничить применение этого принципа вопросами избрания членов контрольной комиссией народного предприятия5. Эти предложения не получили поддержку участников V внеочередной конференции РСНП в сентябре 2005 года, что неудивительно: в противном случае от народных предприятий осталось бы лишь одно название.

Вернемся к понятию «коллективное предприятие». Еще раз подчеркнем, что главным его признаком является принципиально иной тип трудовых и имущественных отношений, базирующихся на власти работников на предприятии. В основу этой власти положены их трудовые права как участников процесса производства и/или права собственности как акционеров или пайщиков своего предприятия. Хозяйственная власть работников на «коллективном предприятии» - это прежде всего право его работников и их представительных органов на деле реализовывать регулятивные, исполнительно-распорядительные и контрольные функции:

  • принимать документы, регулирующие деятельность предприятия, например, его устав (в рамках ограничений, установленных законодательными и внутренними нормативными актами предприятия);
  • принимать стратегические решения на уровне предприятия (например, определять принципы распределения прибыли), а также оперативные решения - на малых предприятиях или на низовом уровне средних и крупных (на уровне бригады, участка, цеха);
  • контролировать деятельность избранных или нанятых ими руководителей.

В экономической науке спор сторонников и противников предприятий демократического типа в основном концентрируется вокруг проблемы их экономической эффективности, в первую очередь, самой способности работников управлять предприятием, на котором они трудятся.

Традиционный набор теоретических аргументов в пользу демократии на производстве известен:

  • более высокая мотивация к труду;
  • более высокая производительность труда и его качество;
  • большие гарантии занятости;
  • более низкие затраты на содержание аппарата надзора за персоналом;
  • больший уровень доверия между руководителями и работниками;
  • существенно меньший объем и острота социальных конфликтов;
  • более благоприятный морально-психологический и нравственный климат на производстве6;
  • большая заинтересованность в исполнении социально значимых функций: поддержание занятости, выполнение задач, важных для экономики и населения страны, региона, территории, но не сулящих высоких прибылей7.

Также не новы аргументы против демократии на производстве:

  • стремление работников максимизировать свои текущие доходы в ущерб инвестициям, что может привести к банкротству предприятия;
  • меньшая заинтересованность в нововведениях, требующих сокращения занятости, а тем более закрытия нерентабельных подразделений предприятия;
  • риск для работников - неакционеров стать «гражданами второго сорта» на предприятии;
  • угроза утраты работниками-акционерами не только своих рабочих мест, но и своих акций в случае банкротства предприятия;
  • противоречие между потребностями привлечения внешних инвестиций (в случае отсутствия возможностей самофинансирования) и стремлением сохранить свою независимость;
  • трудности с привлечением высококлассных управляющих из-за предложений лучшей их оплаты со стороны традиционных компаний (на предприятиях с демократической системой хозяйствования устанавливаются ограничения по оплате труда);
  • возможность злоупотреблений руководителей своим должностным положением;
  • проблема нахождения «равновесия» между демократией на производстве и компетентностью при принятии управленческих решений.

Анализ работы зарубежных аналогов российских народных предприятий (например, трудовых компаний в Испании)8 показывает, что баланс их плюсов и минусов в целом выглядит положительным при выполнении ряда обязательных условий. Выделим главные из них.

  • Во-первых, сочетание участия работников в управлении предприятием и распределении его прибыли на основе закона, учредительных документов предприятия или договора либо в качестве его акционеров или пайщиков. Участие работников только в капитале предприятия, как правило, ведет к негативным результатам.
  • Во-вторых, долговременный найм персонала. Это повышает не только мотивацию труда, но и долговременную заинтересованность работников в процветании своего предприятия.
  • В-третьих, соблюдение прав работников - как акционеров, так и неакционеров, что, помимо всего прочего, способствует росту их доверия к руководству предприятия.
  • В-четвертых, введение ограничений размеров заработной платы для всех категорий персонала - от рядовых работников до руководителя - в качестве одной из главных предпосылок установления отношений доверия и сотрудничества на предприятии, без чего трудно рассчитывать на достижение его экономического успеха, особенно в долгосрочной перспективе.
  • В-пятых, членство работников в профсоюзе, который призван защищать интересы всех работников предприятия - акционеров и неакционеров, а также прав отдельного работника, отдельных групп работников - так называемого «меньшинства» против тирании «большинства» работников (такая тирания порой может быть не менее тягостной, чем тирания представителей капитала на предприятии).
  • В-шестых, отказ тех, кого в России называют «менеджерами», от авторитаризма в управлении предприятием и отношения к работнику как к пассивному исполнителю указов свыше, что является обязательным условием формирования новой организационной культуры.
  • В-седьмых, наличие «опорных структур» предприятий с демократической системой хозяйствования в виде собственных кредитно-финансовых институтов (банков, инвестиционных компаний, «касс взаимопомощи» и т.п.), консультационных служб, инкубаторов (некоммерческих организаций, оказывающих им правовую и иную помощь), систем обучения работников и их представителей участию в принятии управленческих решений9.

«В России вся собственность выросла из «выпросил», или «подарил», или кого-нибудь «обобрал».
Труда в собственности очень мало.
И от этого она не крепка и не уважается»

(В. Розанов)

Проблемы становления народных предприятий в России

К сказанному ранее относительно недостатков законодательной и нормативной базы создания народных предприятий можно добавить следующее. По закону о народных предприятиях генеральный директор избирается, а также досрочно отстраняется от должности голосованием по принципу «один акционер - один голос». В условиях, когда законом не установлен запрет на отчуждение акций путем дарения, в том числе лицу, не работающему на предприятии, появляется возможность злоупотребления этим принципом с целью захвата предприятия извне. Примером этому может служить ситуация, возникшая на успешно работающем народном предприятии «Конфил» (г. Волгоград). На внеочередном собрании, созванном его внешними акционерами, каждый из которых владел одной акцией «Конфила», приобретенной из числа «подаренных» (всего 0,24% акций), был «избран» новый генеральный директор Я. Кайль вместо В. Махонина. К чести работников «Конфила», в большинстве своем женщин, они грудью встали на защиту своего предприятия от неоднократных попыток его захвата.

Выделим ряд других обстоятельств, которые не благоприятствуют становлению и развитию предприятий, основанных на участии работников в капитале и управлении, в частности, народных. В первую очередь, наличие враждебной внешней среды, в которой господствует деспотия капитала. Эта среда ведет себя, по меткому выражению Б. Хорвата, «подобно организму, который подвергается трансплантации некоего органа, она инстинктивно отвергает чужеродную ткань». В такой среде нелегко выжить народным предприятиям, независимо от их потенциальных преимуществ.

Позиция нынешней российской власти по отношению к народным предприятиям выглядит внешне нейтральной, а порой даже благоприятной. Так, в своем поздравлении участникам сентябрьской (2003 г.) конференции Российского союза народных предприятий В. Путин отметил «востребованность» народных предприятий «в различных отраслях производства и переработки в условиях современной рыночной экономики» и необходимость «содействовать развитию их потенциала». Это слова. А дела? Где меры по содействию становлению и развитию народных предприятий на государственном уровне? Их нет. Можно ли, в принципе, рассчитывать на востребованность народных предприятий, равно как и других демократических форм хозяйствования, в условиях, когда власть выражает интересы крупного частного капитала, насаждающего и укрепляющего авторитаризм на производстве?

Что же касается позиции так называемой российской общественности в вопросе демократизации хозяйственной власти на предприятиях, то она, общественность, мягко говоря, слабо информирована о сущности, потенциальных преимуществах и путях создания предприятий с демократической системой управления. К тому же в стране практически отсутствует независимая экспертиза и мониторинг социально-экономической эффективности предприятий, основанных на участии работников в капитале и управлении, в том числе народных. Имеющиеся оценки, как правило, носят апологетический или уничижительный характер.

Отдельные исследования, в том числе проведенные с участием авторов статьи, выявили целый ряд коренных проблем народных предприятий. Выделим, на наш взгляд, наиболее характерные из них:

  • отсутствие или крайний дефицит демократии на производстве. Реально хозяйственная власть находится в руках не работников-акционеров, а генерального директора, что создает почву для всевозможных злоупотреблений. Как отметил глава Комитета по труду и социальной политике Госдумы А. Исаев, тому имеется немало свидетельств. Например, когда генеральный директор народного предприятия «переводит активы в какую-нибудь подставную фирму, где владелец - его племянник, брат или сват, а что станет с самим предприятием, его не волнует»10. В этих условиях народное предприятие зачастую служит способом защиты директора от внешних посягательств и сохранения его власти - не формально, а по существу. Об этом, в частности, свидетельствуют заявления отдельных работников разрекламированного народного предприятия «Подольсккабель» о концентрации акций через подставных лиц в руках генерального директора Н. Громова, о его всевластии, приводящем не только к ухудшению морально-психологического климата на производстве, но и к финансово-экономической нестабильности предприятия. Это не только вызывает недовольство работников в скрытой форме, но и вынуждает многих из них продавать свои акции предприятию;
  • слабая компетентность работников - акционеров и неакционеров в вопросах, касающихся сущности народного предприятия, его особенностей, своих прав и обязанностей, а также наиболее важных для них сторон управления предприятием. В первую очередь - планирования деятельности предприятия, организации труда и занятости, распределения доходов. Это обстоятельство делает чрезвычайно актуальным решение проблемы доступа работников-акционеров или их представителей к экономической информации предприятия и умения ею пользоваться;
  • отсутствие системы постоянно действующего экономического «ликбеза» как работников, так и их представителей и, как ни покажется странным (и мы это наблюдали), руководителей, которые в целом ряде случаев не имеют необходимых знаний для управления народным предприятием. Это обстоятельство крайне затрудняет его создание - не формально, а на деле;
  • отсутствие государственной поддержки народных предприятий на этапе их становления. Крайний дефицит внешних источников финансирования подавляющей части народных предприятий вынуждает некоторые из них преобразовываться в ОАО, способные, по крайней мере, теоретически, привлекать капитал извне. Данный факт в значительной мере объясняет исключительно редкие случаи преобразования ОАО в народные предприятия на условиях, определенных законодателем.

Опыт Кабардино-Балкарии11

Этот опыт интересен и показателен, во-первых, прямой поддержкой руководством республики процесса создания народных предприятий. Во-вторых, числом созданных народных предприятий в Кабардино-Балкарской Республике (КБР) - свыше 90, больше, чем во всех других регионах России, вместе взятых. В-третьих, их отраслевой принадлежностью: 90 из 91 народного предприятия республики являются сельскохозяйственными, образованными в 2003-2004 годах на базе сельскохозяйственных производственных кооперативов (колхозов). Не преобразованным в народное предприятие во всей республике остался один колхоз имени Петровых - наиболее экономически преуспевающий.

В чем же причина смены организационно-правовой вывески? Ведь колхозы имеют ряд преимуществ перед другими формами хозяйствования даже в условиях того, что в России называется рынком. Дело в том, что только в колхозах (производственных кооперативах, артелях) возможно образование неделимого фонда. На него не может быть наложен арест в случае неплатежеспособности предприятия - ситуация, в которой может оказаться любой хозяйствующий субъект. Тем более в сельском хозяйстве - по причине диспаритета цен на промышленную и сельскохозяйственную продукцию, а также постоянного роста тарифов на энергоносители.

Скажем прямо, «рекомендации» преобразования колхозов в народные предприятия давались на высшем республиканском уровне. Чем же при этом руководствовались? Скорее всего, стремлением ограничить оборот земель сельскохозяйственного назначения (полностью его запретить не допускает федеральное законодательство) и тем самым предотвратить образование латифундистского капитализма на земле Кабардино-Балкарии. В условиях острого дефицита земли в республике ее приватизация чревата социальным взрывом с непредсказуемыми последствиями. Можно предположить, что, осознавая подобную угрозу, руководство республики искало форму предприятия, которая исключала бы выход колхозника из колхоза с земельным наделом, что делало бы возможным последующую скупку земли сторонними покупателями - как российскими, так и зарубежными. Преобразование колхоза в народное предприятие предотвращало подобную угрозу.

С этой целью еще в конце 1997 г., то есть до выхода федерального закона о народных предприятиях, о котором руководство республики узнало еще на стадии его разработки от главного идеолога народных предприятий академика С. Н. Федорова, был принят Закон КБР «О приватизации государственного и муниципального имущества в Кабардино-Балкарской Республике». В нем впервые зашла речь о «хозяйствующих субъектах, принявших решение о преобразовании в акционерные общества работников (народные предприятия)». Закон позволял создавать народные предприятия по ходатайству работников ОАО, которые были созданы или создавались в процессе приватизации республиканского имущества. Причем не менее 49% акций ОАО могли быть проданы и продавались их работникам в качестве льготы, которую не предусматривало федеральное законодательство. Такое количество акций позволяло, уже в рамках федерального закона о народных предприятиях, образовывать народные предприятия в республике. Часть акций в них оставалась и до сих пор остается в республиканской собственности, что позволяет учитывать интересы КБР в народных предприятиях.

Народным предприятиям КБР также предоставлялось право покупать имущество (в том числе акции) приватизируемых республиканских и муниципальных предприятий. Это имущество могло быть внесено в уставные капиталы народных предприятий. В результате они получали возможность влиять на принятие управленческих решений в акционерных обществах смежных отраслей республиканского хозяйства.

Стимулируя процесс создания в республике народных предприятий, ее руководство исходило не только из стремления предотвратить продажу земли сельскохозяйственного назначения. Оно, по-видимому, осознавало необходимость большего учета интересов работников при проведении приватизации с целью стабилизации социально-экономической ситуации, как на уровне отдельного предприятия, так и республики в целом.

С этой целью, в отличие от федерального законодательства, республиканское разрешает передавать предприятия, являющиеся собственностью КБР, их работникам в аренду с правом выкупа, опять-таки в качестве льготы «трудовому коллективу» (на федеральном уровне такой способ приватизации упразднен в 2001 г.)12. В Программе управления государственной собственностью КБР и приватизации государственного имущества КБР на 2002 г. также были существенно расширены льготы трудовым коллективам при проведении приватизации республиканского имущества. В частности, трудовым коллективам акционерных обществ с долей государственного участия в уставном капитале предоставлялась возможность создавать на их основе народные предприятия. При этом, однако, на народные предприятия, в отличие от иных покупателей республиканского имущества, не было распространено по неизвестной для нас причине положение о предоставлении рассрочки при его выкупе13.

Преобразование колхозов в народные предприятия имело свои издержки. Особенностью сельскохозяйственного кооператива (колхоза) является невозможность ареста его неделимого фонда при неисполнении им своих обязательств. В случае преобразования колхоза в народное предприятие это ограничение, естественно, снималось. В результате, например, имел место случай ареста судебным приставом за долги стада коров народного предприятия «Новополтавское». Подобная ситуация была бы невозможной в колхозную бытность этого народного предприятия, когда стадо входило в состав неделимого фонда колхоза. Финал - в духе Салтыкова-Щедрина. Как выяснилось, было арестовано и доставлено под вооруженным конвоем в граничащий с Кабардино-Балкарией Ставропольский край стадо коров, больных ящуром, что сделало бессмысленным такую операцию. Коров нельзя было ни использовать, ни продать, ни забить на мясо.

Невозможность создания в народном предприятии неделимого фонда в немалой степени побуждает работников и руководителей ряда народных предприятий республики задуматься о целесообразности нахождения своих предприятий в данной организационно-правовой форме. Так, генеральный директор одного из народных предприятий Черекского района на совещании руководителей данного типа предприятий (май 2004 г.) поставил вопрос: «А не стоит ли нам вернуться в кооператив, можно ли это сделать и как?» Положительно на этот вопрос уже ответили коллективы семи народных предприятий: «Красная нива» (Майский район), «Баксан», «Кызбурун», «Куркужин» (Баксанский район), «Заюково» (Зольский район), «Лескенский», (Лескенский район), «Аргудан» (Урванский район), которые преобразовались в иные организационно-правовые формы, главным образом, в производственный кооператив (по состоянию на май 2006 г.).

Тем не менее, в КБР есть, хотя и немногочисленные, экономически и социально устойчивые народные предприятия, естественно, в той мере, в какое это допускают российские реалии. К таким предприятиям можно отнести обследованное авторами народное предприятия «Новоивановское» (ген. Директор - В. И. Бердюжа). Оно создано в августе 2003 г. путем преобразования производственного кооператива «Ленинцы»14. 100% акций предприятия принадлежат 842 его акционерам. Максимальный индивидуальный пакет акций составляет 3%. С момента образования предприятия дивиденды не выплачиваются и вся прибыль по решению общего собрания работников-акционеров направляется на развитие производства и социальной сферы. Средняя зарплата по предприятию составляет 3,5 тыс. руб. (зарплата ген. Директора - 13-15 тыс. руб.). Текучесть кадров практически отсутствует. Объем валовой продукции предприятия растет с 51,1 млн. руб. в 2002 г. до 70,4 млн. руб. в 2003 г., 93,0 млн. руб. - в 2004 г. В 2005 г. он составил 75 млн. руб. Средняя рентабельность производства за последние годы составляет 30%.

Предприятие признано в республике «предприятием с высокой культурой земледелия». В 2002-2004 гг. предприятие награждено золотой, двумя серебряными и двумя бронзовыми медалями и Дипломом II-й степени на ВВЦ. Предприятие работает безубыточно и признано лучшим агропромышленным предприятием КБР. Им осуществляется ряд социальных программ: обучение детей работников в ВУЗах, предоставление ссуд молодым работникам на жилье (от 100 до 150 тыс. руб.), содержание базы отдыха для детей, выплата компенсаций на лечение (при операциях - 100%), оказание благотворительной помощи малоимущим, материальной помощи школам и детсадам. Обеды работников дотируются предприятием (цена комплексного обеда - 5 руб.). На реализацию социальных программ в 2002-2005 гг. затрачено боле 6 млн. руб.

На предприятии нет профсоюзной организации, но работает Совет трудового коллектива (СТК), председатель которого - В. К. Михайлец - является полноправным членом Наблюдательного совета предприятия.

На предприятии действует коллективный договор, предусматривающий, в частности, оказание помощи работникам в развитии индивидуального подсобного хозяйства (вспашка огородов, выделение молодняка птицы, поросят, кормов, транспорта по льготным ценам), в оплате ритуальных услуг (свадьба, похороны, проводы в армию), финансовая поддержка работников предприятия, проходящих службу в армии (100 руб. ежемесячно), выплата единовременного вознаграждения работникам, уходящим на пенсию в размере 125 руб. за каждый год непрерывного стажа на предприятии, выплата пособия на рождение ребенка (4000 руб.). Генеральный директор и председатель СТК два раза в год отчитываются о выполнении коллективного договора перед работниками предприятия.

Естественно, еще рано говорить о том, что народные предприятия в КБР стали ими по существу. Большинство из них было создано лишь в конце 2003 года. Нужно время, а также программа мер в этом направлении и их реализация на всех уровнях власти.

2. Забытое старое - производственный кооператив

Кооперативы в России имеют глубокие исторические корни и традиции. Страна в границах царской России к началу 1917 года вышла на первое место в мире по числу кооперативов всех видов и членству в них. На первое января 1917 г. в стране насчитывалось 41 187 кооперативов с числом членов около 13,5 млн. человек15. Кооперация в советский период знавала как падения, так и взлеты в зависимости от изменения идеологических установок: разрушение рынка - в этом случае кооперация должна отмереть, либо использование товарно-денежных отношений - она должна возродиться.

Сегодня, в новых условиях, когда, казалось бы, не должно быть никаких препятствий развитию кооперации, в том числе производственной, возведены многочисленные барьеры на этом пути. В частности, кооперативы были исключены из перечня организационно-правовых форм юридических лиц, установленных законом о предприятиях и предпринимательской деятельности, который действовал в период с января 1991 г. по декабрь 1994 г. Следствием этого стало:

  • во-первых, понуждение действовавших в то время производственных кооперативов - формы объединения граждан на основе личного трудового участия в их деятельности, - преобразовываться в иные организационно-правовые формы, являющиеся объединениями капитала, - общества и товарищества, которые не предполагают такого участия. Заметим, не все производственные кооперативы поддались такому натиску, поскольку действовал еще «советский» закон о кооперации, в той мере, в какой он не противоречил законам, принятым новой властью. Ею, по крайней мере, признавался принцип римского права: «что не запрещено - разрешено». На практике при решении вопроса о судьбе производственного кооператива зачастую следовали принципу византийского права: «что не разрешено - запрещено»;
  • во-вторых, в этот период по тем же причинам было крайне затруднено создание новых производственных кооперативов;
  • в-третьих, опять-таки в этот период и по аналогичным причинам, работники не могли объединяться в кооперативы и выступать покупателями государственного и муниципального имущества на этапе его массовой приватизации.

После введения в действие в 1995 г. Гражданского Кодекса РФ производственные кооперативы были легализованы и формально поставлены в равные условия с другими организационно-правовыми формами предприятий.

Законодатель, с одной стороны, учел последние изменения в законах о кооперации развитых стран в части возможного участия в деятельности производственного кооператива (артели) юридических лиц. С другой - вопреки господствующей в мире практике, производственный кооператив в России отнесен к категории коммерческих организаций. Наконец, в России производственный кооператив является единственной организационно-правовой формой предприятия, уставом которого может быть предусмотрено образование неделимых фондов16.

Надежная статистика числа производственных кооперативов отсутствует. Называются разные цифры: от пятнадцати до двадцати тысяч.

В последние годы к старым проблемам производственной кооперации добавились новые. Так, созданные при приватизации акционерные общества (АО) и общества с ограниченной ответственностью (ООО), за редким исключением, не могут быть преобразованы в производственные кооперативы (ПК). Причина - резкое уменьшение доли работников в их капитале с 51 процента на момент окончания ваучерной приватизации (1994 г.) до 20 и менее процентов в настоящее время. Как известно, ООО может быть преобразовано в ПК по единогласному решению его участников, а АО - по решению общего собрания акционеров - владельцев не менее 75% акций. Не имеют шансов стать производственными кооперативами и те государственные и муниципальные предприятия, которые будут приватизированы в ближайшее время, поскольку их работники лишены законом каких-либо приватизационных льгот. Отсутствие таких льгот противоречит мировой практике. Например, во Франции каждая десятая акция приватизируемого предприятия передается его работникам безвозмездно, часть других - на льготных условиях. Кроме того, главная российская проблема - бедность подавляющей части работников, которая не позволяет им, создав кооператив, выкупить имущество своего предприятия при его приватизации, внеся в него, помимо своего труда, имущественный пай.

Развитию производственной кооперации мешает также то обстоятельство, что производственные кооперативы отнесены российским законодателем к категории коммерческих (прибыльных) организаций, главной целью которых является извлечение прибыли. Как известно, за рубежом производственные кооперативы поставлены в один ряд с иными формами неприбыльных организаций либо сами выбирают, какими им быть: прибыльными или неприбыльными. В последнем случае они функционируют в рамках «социальной экономики», нацеленной не на извлечение прибыли, а на удовлетворение жизненно важных социальных нужд и потребностей граждан. Поскольку в мире деятельность производственных кооперативов нацелена, преимущественно, на достижение социальных результатов (создание новых рабочих мест, предоставление населению дополнительных услуг и др.), то их предпринимательские инициативы обычно активно поддерживаются органами власти, в первую очередь, на местном уровне. Такого рода предприятия, как правило, имеют налоговые или иные льготы (в России производственным кооперативам предоставляются льготы только в том случае, если они отнесены к категории малых предприятий). Неудивительно, что за рубежом производственные кооперативы стали самой распространенной формой самоуправляемого коллективного и социально ориентированного предприятия.

Не способствовала развитию российской производственной кооперации слабость или просто отсутствие их «опорных структур» в виде собственных банков, консультационных центров, систем обучения и просвещения работников по вопросам производственной демократии, а также, мягко говоря, безразличное отношение государства (в отличие от мировой практики) к этому типу хозяйствования.

Наконец, негативную роль сыграло извращение, опошление и дискредитация законодателем самой идей кооперации в период того, что было названо «перестройкой». В законе СССР о кооперации 1988 г. не было установлено ограничение числа наемных работников в кооперативе. Во многих случаях это приводило к тому, что количество наемных работников намного превышало число членов кооператива. Например, в одном производственном кооперативе на трех его членов приходилось двести наемных работников. Фактически кооператив превратился в обычное частное предприятие. В мире, где более одного миллиарда жителей заняты в кооперации и кормят почти три миллиарда жителей планеты, подобного рода явления, позорящие кооперацию, редки. Так в Евросоюзе в сельскохозяйственных кооперативах насчитывается 12 млн. членов и несколько более 700 тыс. наемных работников17.

К этому следует добавить использование в России производственных кооперативов в качестве торговых посредников государственных предприятий с целью повышения продажной цены государственных товаров и услуг, что одновременно било по карману потребителей и набивало карманы так называемых кооператоров и руководителей госпредприятий. Кроме того, дискредитации кооперативов способствовало практически повсеместное отсутствие в их деятельности реальной производственной демократии. Немалое раздражение граждан также вызывало появление кооперативов в сфере услуг, которые ранее предоставлялись бесплатно. Например, появление платных кооперативных туалетов.

Но даже в этих неблагоприятных условиях ряд производственных кооперативов показал свою высокую экономическую эффективность и социальную устойчивость. Наиболее представительным является опыт хозяйствования производственного кооператива «Завод «Электрокабель»» (г. Кольчугино, Владимирская область), исследованный авторами статьи.

Официальный девиз кооператива - «Сам работаю, сам владею, сам управляю». Кооператив является одним из трех крупнейших предприятий России по производству и реализации кабеля и проводов различных марок, шнуров, металлической сетки. Выпускаемая им продукция пользуется неизменным спросом на внутреннем рынке и за рубежом. Предприятие входит в число двухсот крупнейших компаний России по объему реализации продукции и находится в числе 100 ведущих компаний на российском рынке электротехнической продукции и 200 крупнейших компаний России по объему производства и реализации продукции. По данным Российского Союза промышленников и предпринимателей и Торгово-промышленной палаты РФ предприятие попадает в группу лучших предприятий России.

Кооператив превратился в одного из основных налогоплательщиков не только района, но и области. Доля его налоговых поступлений в районный бюджет колеблется от одной трети до половины общего объема поступлений доходов. Для предприятия характерен постоянный рост объема выпускаемой продукции. Среднегодовой ее прирост за последние десять лет составляет в среднем около 20%. Рост объема продукции сопровождается увеличением числа рабочих мест (редкое для современной России явление): с 3,3 тыс. в 1998 г. до 4,2 тыс. в 1999 г.; до 4,4 тыс. - в 2001 г.; и, наконец, до примерно 5,0 тыс. - в 2002 г. Одновременно наблюдается уменьшение числа членов кооператива: с 2700 в 1997 г. до 1990 по состоянию на май 2002 г., когда в кооперативе начался процесс его преобразования в открытое акционерное общество18.

Для кооператива были характерны высокие темпы роста заработной платы, превышающие соответствующие показатели по области и России в целом. Так, например, среднегодовая заработная плата на заводе в 1997 г. составила 2730 руб., в 2000 г. - 4370 руб., в 2001 г. - 4939 руб. и, наконец, в 2002 г. - более 6000 руб. Для сравнения: средний уровень ежемесячной заработной платы по России в 2001 г. составил 1575 руб., а во Владимирской области - 1613 руб.

Большое значение в кооперативе придавалось решению социальных нужд его членов и наемных работников. Так, например, на эти нужды в 2000 году было направлено 24 млн. 824 тыс. рублей. В том числе, социальному фонду «Ветеран» было выделено 1 млн. 757 тыс. руб.

Кооператив, сознавая свою роль и ответственность в улучшении качества жизни города и района, не скупился давать средства на благотворительные цели. Так, например, в 2001 году размер выделенных на эти цели средств был равен примерно 10% бюджета Кольчугинского района.

Предприятие, что совсем не характерно для современной России, скрупулезно выполняло обязательства по платежам в бюджеты различных уровней, а также во внебюджетные фонды. Только в 2000 г. в эти фонды было перечислено 384 млн. 704,2 тыс. рублей. Эта цифра сопоставима со всеми расходами Российского государства, которые направлялись на содержание органов судебной власти. Кроме того, в этом же году предприятием было перечислено в государственный пенсионный фонд 52 млн. 530 тыс. руб.

Для кооператива были также характерны высокие темпы технического переоснащения производства с использованием в основном собственных инвестиционных ресурсов, высокая инвестиционная привлекательность, положительная динамика повышения общеобразовательного и профессионального уровня работников, вовлечение работников в принятие производственных решений19.

Членами производственного кооператива первоначально стали все работники завода. Позже был установлен порядок, согласно которому каждый новый работник кооператива мог стать его членом по истечении 2-х лет добросовестной и плодотворной работы. Тем не менее, 30% постоянно работающих на предприятии не стали членами кооператива. Не стали также его членами 30% работников, оформленных как «временные». Практически все имущество кооператива (95%) было включено в неделимый фонд. По словам руководства завода, данный фонд был образован в целях выведения из-под ответственности по обязательствам кооператива почти всего его имущества не только с тем, чтобы сохранить собственность работников20, но и чтобы поддерживать финансовую устойчивость кооператива. Неделимый фонд постоянно пополняется за счет нового производственного и технологического оборудования, а также оборотных средств. Кроме того, неделимый фонд ежегодно увеличивается за счет направления в него 25 процентов доходов кооператива.

В кооперативе «Электрокабель», как и предусмотрено законом, наиболее важные вопросы решались на общем собрания его членов по принципу «один член - один голос». Формально подготовка решения осуществлялась Правлением. По существу - генеральным директором В. Ситько. Миссию кооператива, равно как и свою миссию в качестве его руководителя, он видел в движении по пути создания «высокоэффективного предприятия на основе все большего делегирования полномочий работникам по мере развития у них чувства ответственности за результаты деятельности предприятия, но при сохранении принятия окончательных решений генеральным директором».

Позиция генерального директора в вопросе участия рядовых работников - членов кооператива в управлении им была двойственной. С одной стороны, основной ценностью для себя и коллектива он считает «развитие творческой инициативы у менеджеров и работников на основе реализации идеи свободного труда». С другой стороны, по его глубокому убеждению, «система управления предприятием должна быть жесткой. Высший менеджмент должен сформулировать стратегию развития и миссию предприятия, все остальные - должны быть убеждены в правильности выбранной стратегии развития и добросовестно исполнять».

Формально в основу управления кооперативом была положена концепция социального партнерства, закрепленная в коллективном договоре. Ее центральным ядром является тезис, о том, что благополучие завода и членов трудового коллектива взаимосвязаны. Согласно коллективному договору, все участники производства, - как члены кооператива, так и его наемные работники, - должны быть заинтересованы в создании и поддержании гармоничных отношений обоюдного доверия, взаимопонимания, откровенности и избегать, насколько это возможно, конфронтационных действий.

Как известно, социальное партнерство подразумевает разделение хозяйственной власти на предприятии между его собственниками и наемными работниками. Правда, не совсем ясно, о каком разделе хозяйственной власти и между кем может идти речь в производственном кооперативе, в котором по определению подавляющее большинство его работников должны быть его членами, а, следовательно, носителями хозяйственной власти. Может быть, речь шла о разделе хозяйственной власти между рядовыми членами кооператива и его администрацией, с одной стороны, и наемными работниками, не являющимися членами кооператива, с другой? Или речь шла о разделе хозяйственной власти между высшим руководством кооператива и его рядовыми работниками (как членами, так и не членами)?

Анализ коллективного договора показывает, что ни о каком реальном разделе хозяйственной власти, а, следовательно, о социальном партнерстве речь не шла. В нем нет даже упоминания о правах работников на участие в управлении кооперативом, за исключением права контроля соблюдения установленных на заводе социально-бытовых и других льгот и права профкома «на информацию по любому вопросу, связанному с использованием труда и социальным развитием работников». Что касается информации о размерах оплаты труда конкретного работника (включая, естественно, высших руководителей), то она является закрытой.

Не удивительно, что руководство кооператива обязалось признавать профсоюзную организацию, которая подписала коллективные договоры, в качестве единственно признаваемой руководством кооператива. Более того, руководство кооператива взяло на себя обязательства и впредь не осуществлять взаимодействие с другими профсоюзами, которые могут возникнуть в период действия коллективного договора, что противоречит трудовому законодательству страны и свидетельствует, по существу, о возможном сговоре администрации и профсоюза.

Определенной компенсацией дефицита демократии на производстве служил патернализм. В кооперативе действовали программы, реализующие идеи патернализма. Они были формализованы в Положениях о единовременном вознаграждении при достижении работником пенсионного возраста или переходе на инвалидность, о компенсациях в случае предоставления административных отпусков из-за приостановки производства, о выплате материальной помощи на детей в случае потери кормильца и ряде других.

В то время, когда подавляющее большинство российских предприятий освобождало себя (и освобождает по сегодняшний день) от бремени издержек по содержанию объектов социальной сферы, находящихся на балансе предприятия, завод «Электрокабель» расширял эту сферу. В частности, завод построил детские дошкольные учреждения, заводскую поликлинику, дворец спорта, стадион, котельную (обслуживающую дома работников) и др.

Члены кооператива имели ряд льгот, которые выходили за рамки, определенные Законом «О производственных кооперативах». В частности, они пользовались преимущественным правом на сохранение рабочего места при сокращении численности персонала кооператива21.

Руководство кооператива придавало большое значение повышению профессионального и общеобразовательного уровня работников завода. По заявкам кооператива в Кольчугинском политехническом колледже шла подготовка кадров для завода. В 1997 г. прошли подготовку 92 человека, в 1998 г. - 135, в 1999 -104. Кроме того, 759 человек прошли обучение на базе учебно-курсовых комбинатов городов Иваново, Владимира, Ярославля, Москвы и других. Завод направил в вузы России в 1998-2000 гг. 59 человек.

Всего на решение социальных проблем только в 2001 году предприятием была израсходована значительная для завода сумма - 27млн. 371 тыс. рублей, в том числе на благотворительные нужды - 648 тыс. руб.

Основными факторами успеха в экономическом и социальном развитии кооператива явились:

  • Фактор первый. Развитие трудовой мотивации работников через материальные стимулы (зарплата, индексируемая в зависимости от темпов инфляции; премии, в т. ч. за внедрение рационализаторских предложений и изобретений - до 5000 руб. и др.) и посредством создания благоприятной социально-психологической атмосферы для развития творческого потенциала работников (главным образом, на низовом уровне). На заводе работать было престижно не только по кольчугинским, но даже по московским меркам.
  • Фактор второй. Выбор организационно-правовой формы предприятия -производственного кооператива, как наиболее благоприятной для раскрытия потенциала собственности работников (в первую очередь, мотивационного) и сохранения предприятия.
  • Фактор третий. Наличие высококвалифицированной команды управленцев.
  • Фактор четвертый. Доверие к команде управленцев со стороны работников, по крайней мере, со стороны ее значительной части. Главное, чтобы администрация предприятия не злоупотребляла им.
  • Фактор пятый. Сочетание производственной демократии, главным образом, на низовом уровне с сильными элементами патернализма на высшем уровне.
  • Фактор шестой. Разветвленная система социальных гарантий как для работников, занятых в производстве, так и ушедших на пенсию, которые знали, что после ухода с завода они не будет забыты.
  • Фактор седьмой. Система организации труда на основе коллективного подряда, которая предусматривает передачу части управленческих прав и ответственности непосредственным производителям22.

Другим примером успешно работающего коллективного хозяйства является колхоз имени Петровых в Кабардино-Балкарии, созданный еще в эпоху «коллективизации» на рубеже 20-х - 30-х годов прошлого века и сохранивший статус традиционного коллективного хозяйства с демократической системой управления23. Основные его виды деятельности - производство и переработка молока и мяса.

Имущество хозяйства им. Петровых является неделимым по решению общего собрания трудового коллектива (число его членов - 670). Хозяйство является рентабельным.

По данным на 3 апреля 2006 г., валовой объем выпускаемой продукции вырос с 2003 по 2005 гг. на 45%, а уровень рентабельности составил в 2005 г. по отношению к 2003 г. 1450%. Средняя месячная заработная плата в хозяйстве составляет около 4 тыс. руб. в месяц, что несколько выше, чем у хозяйств аналогичного профиля. Задолженности по выплате зарплаты нет24.

Социальная сфера в хозяйстве не только сохранилась, но и успешно развивается. На балансе хозяйства находится дом культуры, спортивный комплекс, музей истории станицы Екатериноградской им. А. С. Пушкина. За счет средств хозяйства построен детский сад на 220 мест, содержание в котором детей членов трудового коллектива - бесплатно (хозяйству его содержание обходится в 1800 руб. в год на одного ребенка). Пекарня хозяйства отпускает хлеб для членов хозяйства по льготной цене (198 булок хлеба в год на одного человека из расчета 7 руб. за штуку). Работники хозяйства также получают по льготным ценам растительное масло (10 литров из расчета 10 руб. за литр), питьевую воду (по цене 15 руб. в месяц на одного человека, против 85 руб. по району), зерно (со скидкой 5800 руб. в год на одного человека), поросят (2 шт. со скидкой 1820 руб. в год). Стоимость обеда для работников хозяйства символическая - 1 руб. В итоге, в среднем на одного работника приходится льгот в размере 12146 руб. в год.

Значительные льготы предоставляются работникам, вышедшим на пенсию (7 кг ячменя и 10 кг пшеницы - бесплатно за каждый проработанный в хозяйстве в год, а ветеранам ВОВ - 150 кг пшеницы в год - бесплатно, для последующего размола и выпечки хлеба). Коллективное хозяйство им. Петровых - одно из немногих в республике хозяйств, имеющих программу строительства индивидуального жилья. Все работники хозяйства объединены в профсоюз, глава которого регулярно принимает участие в работе Правления.

Работники имеют доступ к информации о производственной деятельности хозяйства, в котором ведется так называемая Книга договоров, с которой могут ознакомиться все члены трудового коллектива.

Хозяйство является социально ответственным по отношению не только к своим работникам, но и к не занятым в хозяйстве жителям станицы Екатериноградской. По решению общего собрания членов трудового коллектива, за счет общественных средств обеспечиваются продуктами питания одинокие престарелые жители станицы. Им также оказывается помощь в ремонте подворий. Кроме того, значительная помощь оказывается Екатериноградской средней школе.

В достижении высоких экономических и социальных результатов весом вклад команды управленцев во главе председателем Правления коллективного хозяйства, кандидатом сельскохозяйственных наук С. А. Говоровым.

3. Возможные пути решения проблем становления и развития предприятий, управляемых трудом

В качестве первоочередных мер на государственном уровне по демократизации хозяйственной власти на предприятии видятся следующие:

В отношении народных предприятий

  1. Исключение запрета на создание народного предприятия только в акционерной форме.
  2. Возможность образования в ходе приватизации государственного и муниципального имущества народного предприятия, равно как производственного кооператива (артели) и других форм предприятий с демократической системой хозяйственной власти.
  3. Снижение нижнего порога численности работников народных предприятий при их создании до 5 человек, как в производственном кооперативе, с целью увеличения числа народных предприятий (действующий закон о народных предприятиях установил, что среднесписочная численность работников такого предприятия не может составлять менее 51 человека).
  4. Запрет совмещения постов генерального директора и председателя наблюдательного совета. Такое совмещение исполнительно-распорядительных и контрольных функций не только противоречит принципам производственной демократии, но и создает почву для различного рода злоупотреблений.
  5. Сохранение основных завоеваний закона о народных предприятиях, в первую очередь, принципа «один человек - один голос» при решении большей части вопросов жизнедеятельности народного предприятия.
  6. Существенное расширение сферы полномочий контрольной комиссии народного предприятия и обеспечение представительства в ней профсоюзов, других органов работников - как акционеров, так и неакционеров.
  7. Введение прямого запрета на отчуждение в любых формах принадлежащих работнику народного предприятия акций на сторону, в том числе в форме дарения.
  8. Установление системы льгот при создании народного предприятия: возможность выкупа его работниками в рассрочку и со скидкой акций предприятия при его приватизации за счет будущих прибылей предприятия, а также предоставление налоговых льгот финансовым организациям в случае предоставления ими кредитов на эти цели.
  9. Федеральная поддержка региональных инициатив по созданию народных предприятий в качестве одного из приоритетных направлений повышения экономической эффективности, конкурентоспособности и социальной устойчивости российских предприятий.

В отношении производственных кооперативов

  1. Внести дополнение в ст. 8. (п. 2) Конституции РФ, изложив ее в следующей редакции: «В Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, кооперативная, государственная, муниципальная и иные формы собственности» (в действующей редакции кооперативная форма собственности напрямую не указана).
  2. Отнести производственные кооперативы к категории некоммерческих организаций либо предоставить им право выбора - быть коммерческими или некоммерческими, зафиксировав этот выбор в учредительных документах. Предоставлять производственным кооперативам, перешедшим в категорию некоммерческих организаций и выполняющим социальные функции некоммерческого характера, льготы по налогам, кредитам, тарифам, арендной плате, установление квот на проведение различного рода общественных работ (как это имеет место, скажем, во Франции) и т. п. В истории России подобная практика имела место, например, до 1917 г. кооперативы с доходом до 10 тыс. рублей в год освобождались от налогов.
  3. Установить в законодательной форме, что член производственного кооперативе в зависимости от записи в его уставе может вносить или не вносить имущественный паевой взнос, вносить денежные средства на свой лицевой счет единовременно или в рассрочку, снять которые он может лишь при выходе из кооператива. Тем самым член кооператива выступает его кредитором, как это имеет место, например, в известной Мондрагонской кооперативной корпорации (Испания).
  4. Наделить наемных работников правом быть представленными в органах управления производственного кооператива в качестве их полноправных членов. Такая норма в российском законодательстве отсутствует, а в законодательстве ряда развитых стран - присутствует, либо этот вопрос решается положительно в уставе кооператива, как это имеет место, например, в Дании, либо его решение отдается на усмотрение кооператива.
  5. Установить порядок, при котором работники предприятия, которое имеет признаки банкротства (определенные законом) либо находится на стадии ликвидации, получают право создавать на его имущественной базе новое предприятие на демократической основе. Оно может быть создано в форме производственного кооператива, а также народного предприятия или в иной организационно-правовой форме предприятия, управляемого трудом, с целью сохранения производства и повышения его экономической и социальной эффективности.
  6. Содействовать созданию производственных кооперативов, членами которых являются бывшие безработные, путем организации и финансирования системы профессионального обучения и привития навыков принятия управленческих решений на базе центров занятости, а также предоставления льготных кредитов и субсидий безработным, изъявившим желание создать такой кооператив на демократической основе.
  7. Способствовать становлению и развитию упомянутых ранее «опорных структур» производственной кооперации, в частности, инкубаторов - неприбыльных организаций, созданных с участием граждан, предприятий, общества и власти в целях содействия созданию и становлению предприятий, управляемых их работниками. Это предполагает разработку и реализацию социальных стандартов трудовой жизни на принципах экономической демократии. Аналогом такой организации, применительно, пока, к народным предприятиям, может стать первый в стране инкубатор, который предполагается создать на основании решения Совета Федерации России в г. Нальчике (Кабардино-Балкария). Учитывая, что создание инкубаторов в классическом виде предлагает значительные затраты (помещения, оргтехника, коммунальные услуги, транспорт и др.), представляется целесообразным использовать такую современную форму инкубатора, как «дистанционный» или «виртуальный» инкубатор, оказывающий необходимый набор услуг (в первую очередь, информационных и консультационных) на базе современных информационных технологий и Интернета. Данный тип инкубатора может быть создан физическими или юридическими лицами, пользователями его услуг на безвозмездной или платной основе могут быть предприятия, управляемые работниками. Возможен также иной путь создания инкубатора - самими предприятиями, управляемыми работниками.

В отношении предприятий других (помимо производственных кооперативов) организационно-правовых форм представляется целесообразным, во-первых, расширить перечень прав участия работников в управлении предприятием, определенных законодательством страны на всех уровнях власти. В настоящее время участие работников в принятии решений ограничено консультативно-совещательными рамками. Мировой опыт показывает возможность выйти за эти границы. Например, предоставить представительным органам работников право налагать вето на некоторые жизненно важные для них решения, принятые работодателями (его представителями), участвовать в работе органов управления предприятием в качестве их полноправных членов. Во-вторых, законодательно закрепить право работников на участие в капитале предприятия (за исключением унитарного) посредством образования в обязательном порядке фонда акционирования работников предприятия25 или его прибыли. Более подробно свои соображения по данному сюжету - в следующей статье.

Среди первоочередных мер по демократизации хозяйственной власти на отдельно взятом предприятии можно предложить:

В отношении народных предприятий

  1. Внесение изменений и дополнений в устав народного предприятия и другие внутренние нормативные документы в целях усиления демократических начал его построения. Речь идет об установлении более жестких ограничений, во-первых, размеров пакета акций, который может принадлежать работнику-акционеру, по сравнению с нормами федерального закона (не более 5%). Во-вторых, оплаты труда генерального директора народного предприятия также по сравнению с нормами федерального закона (не более чем в 10 раз выше среднего размера оплаты труда одного работника за отчетный финансовый год). К такому решению пришли, например, на НП «Конфил» (не более чем в 9 раз).
  2. Голосование «единым пакетом» акций работников на общем собрании акционеров в соответствии с ранее принятыми ими коллективными решениями. Эта функция может быть возложена на представителей работников-акционеров - физических или юридических лиц, например, профком предприятия.
  3. Привлечение представительным органом работников (как акционеров, так и неакционеров) экспертов к участию в подготовке и принятии важнейших управленческих решений, а также в контроле их исполнения с целью противодействия возможным злоупотреблениям руководителями своим должностным положением.
  4. Создание и функционирование постоянно действующей системы обучения работников и их представителей основам экономических знаний и навыкам участия в управлении народным предприятием.
  5. Организация совместно с другими народными предприятиями и, желательно, при участии и активной поддержке региональных и местных органов власти так называемых инкубаторов - некоммерческих организаций, которые призваны оказывать правовую, образовательную, консультационную и иную помощь предприятиям, вставшим или собирающимся встать на путь демократизации хозяйственной власти на производстве. «Первой ласточкой» явилось решение Совета Федерации России о создании такого инкубатора в Кабардино-Балкарии.
  6. Разработка и реализация государственных целевых программ поддержки народных предприятий.
  7. Содействие становлению народных предприятий, превращению их в подлинно демократические со стороны общественных организаций, которые призваны отстаивать интересы человека труда (профсоюзы и др.).

В отношении производственных кооперативов

  1. Предусмотреть в уставе кооператива право наемного работника стать его членом при условии добросовестного выполнения своих трудовых обязанностей в течение срока, определенного уставом, а также внесения паевого взноса и соблюдения ряда других требований, установленных уставом. Это будет соответствовать непреложному принципу добровольности и открытости членства в кооперативе, закрепленному в Декларации Международного кооперативного альянса о кооперативной идентичности.
  2. Изменить в уставе установленный законом норматив максимальной численности наемных работников в нем с 30%26 до 10% (как в мондрагонских кооперативах и российских народных предприятиях) для минимизации риска утраты кооперативом своей сущности как формы объединения труда.
  3. Внести в устав положение об обязательном участии наемных работников в доходах кооператива, как это имеет место во многих зарубежных производственных кооперативах (в России этот вопрос отдан на усмотрение общего собрания членов кооператива).
  4. Установить предельно допустимое соотношение (разницу) в доходах членов кооператива подобно тому, как это имеет место в целом ряде зарубежных производственных кооперативов. Например, в тех же мондрагонских кооперативах первоначально такое соотношение составляло 3:1, затем - 4,5:1 (в исключительных случаях - 6:1).
  5. Повысить качество экономического образования членов кооператива. В настоящее время даже в преуспевающих кооперативах, за редким исключением, оно крайне низкое. Иллюстрацией этого может служить факт единогласного решения всех 2700 членов кооператива «Электрокабель» (г. Кольчугино) о преобразовании его в ОАО по инициативе генерального директора. Такое решение могли принять только малокомпетентные в этом вопросе работники-пайщики. Как показывает отечественный и мировой опыт, сразу или постепенно это приводит к «размыванию» акционерной собственности работников, поскольку в ОАО нет ограничений на продажу акций, как внутри него, так и на сторону. Соответственно уменьшается возможность работников-акционеров влиять на управление обществом.

В отношении предприятия иной организационно-правовой формы представляется целесообразным расширить перечень прав участия работников в управлении предприятием, а также его капитале, которые определены внутренними нормативными документами предприятия.

* * *

Коллективные предприятия, конечно, не панацея от всех бед отечественной экономики. Более того, они должны найти и занять свою нишу в отечественной экономике, в которой они могут и должны доказать свою экономическую и социальную эффективность по сравнению с иными формами хозяйствования. Если такие предприятия смогут выйти за акционерные или кооперативные рамки и на деле станут предприятиями, управляемыми работниками, то при наличии благоприятных условий в стране - идеологических, политических и экономических, только они и способны обеспечить высокую конкурентоспособность экономики России. Но главное - в другом. В современном мире господствуют высокие технологии, культ силы, и ощущается острый дефицит нравственных и моральных принципов. В этих условиях только на базе коллективных предприятий, а также частных, государственных и муниципальных предприятий с демократической системой управления, по убеждению авторов, может быть создана сильная, социально устойчивая и нравственно ориентированная экономика, способная обеспечить независимость России, конкурентоспособность экономики страны и будущее ее коренных народов.


  • 1 Приватизация в России: былое и думы или кто виноват и что делать? - Альтернативы, 2005, № 2; Труд и власть на предприятии в России. - Альтернативы, 2004, № 4; Модель самоуправляемого предприятия С. Н. Федорова. - Альтернативы, 2004, № 2; Социальное предприятие, социальная экономика, социальное государство: подходы к проблеме. - Альтернативы, 2003, № 4; Управление трудом в Японии: уроки для России. - Альтернативы, 2002, № 1; От акций протеста к конструктивным действиям. - Альтернативы, 2000, № 2; Тихое слово в пользу производственного самоуправления. - Альтернативы, 1999, № 2; Российский вариант реформы собственности в экономиках переходного типа: результаты, сценарии, предложения. - Альтернативы, 1998, № 1; Демократизация собственности как фактор модернизации России. - Альтернативы, 1996, № 3; Труд и власть в хозяйстве. - Альтернативы, 1996, № 2; Каков потенциал системы Чартаева? - Альтернативы, 1996, № 2; Приватизация в России: необходимость смены приоритетов. - Альтернативы, 1995, № 1; Труд и демократия в переходный период к рыночной экономике: проблема выбора систем управления (в контексте России). - Альтернативы, 1993, № 3.
  • 2 Термин «предприятие» используется авторами как обобщенное понятие любой организации, как коммерческой (хозяйственное общество и товарищество, производственный кооператив, государственное и муниципальное унитарное предприятие), так и некоммерческой (потребительский кооператив, некоммерческое партнерство, автономная некоммерческая организация и др.).
  • 3 Концессионеру передается на определенных условиях не только имущество государственной или муниципальной организации, но и вид деятельности, возложенный на данную организацию. Как уже нами отмечалось ранее, первым по сути концессионным предприятием в России стало государственное учреждение МНТК «Микрохирургия глаза», в котором фактическим концессионером выступило юридическое лицо, образованное трудовым коллективом МНТК во главе с С. Н. Федоровым. (Труд и власть на предприятии в России. - Альтернативы, 2004, № 4).
  • 4 Только федеральных унитарных предприятий насчитывается около 8 тыс. Из них около 1300 предприятий с численностью менее 10 человек, 800 - с численностью от 10 до 20 человек, 1400 - с численностью от 20 до 50 человек, 1300 - с численностью от 50 до 100 человек. Таким образом, будет приватизироваться значительное число так называемых «малых» предприятий, которые наряду со «средними» предприятиями могли бы стать главным источником образования народных предприятий.
  • 5 Попытки ревизовать основополагающие принципы народных предприятий предпринимались и ранее, в том числе - отдельными авторами закона о народных предприятиях. Так, например, предлагалось упразднить ограничение размера оплаты труда генерального директора. По закону он не должен превышать более чем в 10 раз среднюю зарплату по предприятию.
  • 6 Концептуальной возможности создания предприятий с демократической системой хозяйствования посвящена многочисленная литература. Особо выделим авторов, внесших наибольший вклад: Я. Ванек, Дж. Мид, Б. Хорват, Д. Эллерман, Р. Даль, Б. Уорд, Е. Фуруботн, С. Пеевич, Е. Домар.
  • 7 Неудивительно, что во многих западных странах часть из них относят к называемой социальной экономике. В той мере, в какой они выполняют социальные функции, предприятия пользуются льготами (прежде всего, налоговыми). Большая часть подобного рода предприятий состоят членами Европейской конфедерации производственных кооперативов, предприятий «ассоциированного труда», других предприятий, основанных на участии работников в управлении ими. По данным этой организации, в нее входят более 83 тыс. предприятий из 37 стран с числом занятых порядка 1,3 млн. человек. В целом на социальных предприятиях - по данным Комиссии Евросоюза за 2000 г. - было занято 8,6 млн. человек, что составляет 6,5% рабочей силы ЕС. Согласно прогнозам, последняя цифра должна вырасти в самое ближайшее время до 10%. (CECOP. Projet Digestus. Qualification - Development - Promotion de L'Enterprise social en Europe. Shortcut 2. - 2002. - P. 3).
  • 8 Такими компаниями считаются компании, не менее 51% акций которых должно находиться в собственности их работников. При этом число работников - неакционеров не должно превышать 15% от общей их численности. В соответствии с Законом о трудовых(рабочих) компаниях работники-акционеры избирают своего представителя в Совет директоров, который голосует всем пакетом акций, принадлежащих отдельным работникам, согласно решению, принятому общим собранием акционеров. Они имеют право в любое время его отозвать и заменить. Законом также прописаны меры по защите акционерной формы собственности работников (право работника-акционера в период его занятости в компании продать часть принадлежащих ему акций только другим работникам или самой компании, его обязанность после ухода из компании продать весь пакет его акций также другим работникам - акционерам или неакционерам, а в случае их отказа - компании, которая обязана их купить, и некоторые другие). Первая трудовая компания была образована в Испании в 1972 г. В настоящее время только в Стране Басков действует более тысячи таких компаний, в которых занято около 40 тысяч человек.
  • 9 См. подробнее: Рудык Э.Н.. Производственная демократия: теория, практика, проблемы становления в России. М.: ООО «Издательский дом РИГ-ИЗДАТ». - 2002.- с. 113-122.
  • 10 Народное предприятие. - Солидарность, 2003, № 31.
  • 11 При написании раздела использованы материалы и наработки, предоставленные к.т.н. С. А. Ашиновым и А. М. Перельманом.
  • 12 Федеральный закон от 21.12.2001 «О приватизации государственного и муниципального имущества».
  • 13 Статья 5.3. Программы управления государственной собственностью КБР.
  • 14 Предприятие входит в агропромышленный комплекс республики. Основные виды выпускаемой продукции - зерно, плодо-овощи, мясо, яйцо. Хозяйство имеет свой молокозавод и колбасный цех.
  • 15 Туган-Барановский М. Социальные основы кооперации. - М.: Экономика, 1989. С. 450.
  • Зам. министра внешних экономических связей и торговли РФ Н. Лупей приводит иные данные: «в предреволюционной России было более 400 тыс. кооперативов различных видов с общим числом членов около 19 млн. человек» (Производственные кооперативы: новый старт - новые возможности. Информационный бюллетень. Вып. 1, ч. 1. - М.: Хлебпродинформ, 1998. С. 7.).
  • 16 В случае сельскохозяйственного производственного кооператива (колхоза, артели) не может быть обращено взыскание на его неделимые фонды и по долгам самого кооператива (колхоза, артели).
  • 17 Сущность и роль кооперации в национальной экономике. - М.: Издание Совета Федерации, 2002. С. 13.
  • 18 Главная официальная причина - привлечение дополнительных внешних инвестиций для расширения и диверсификации производства.
  • 19 Это лишний раз показывает неправомерность утверждений о том, что работники всегда или как правило склонны жертвовать инвестициями ради своего текущего потребления. Это опровергает расхожие суждения об изначальной неэффективности деятельности предприятий на принципах производственной демократии. Даже в период августовского (1998 г.) дефолта кооператив оказался в числе немногих российских предприятий, которые сумели не только выжить, но и сохранить лидирующие позиции в отрасли. Уже к концу того года кооперативом была продолжена реализация программы технического перевооружения предприятия.
  • 20 При выходе из кооператива его члены не вправе претендовать на какую-либо долю неделимого фонда. Этот фонд подлежит распределению между членами кооператива только в случае его ликвидации после удовлетворения требований кредиторов.
  • 21 Это положение противоречило ст. 3 Трудового Кодекса РФ, который запрещает какие-либо ограничения в трудовых правах или получение каких-либо преимуществ в сфере труда, не связанных с деловыми качествами работников.
  • 22 Положение о заводской индексации денежных доходов работников Предприятия «Завод «Электрокабель» ПК; Коллективные договоры Предприятия «Завод «Электрокабель» ПК на 1999 - 2000 гг. и 2001 - 2002 гг.; В. П. Ситько Повышение трудовой мотивации работников через совладение капиталом. Издательство «Посад», 2001 г.; В. Ситько, Н. Валеева, Стимулирование руда работников путем привлечения их к совладению капиталом предприятия. // Народные начинают и... Труд и собственность в XXI веке. - Волгоград: - ГУ «Издатель», 2002. С. 141-154.
  • 23 В КБР зарегистрировано 193 производственных кооператива (артели) различных видов.
  • 24 Доля фонда заработной платы в себестоимости продукции составляет 30%.
  • 25 Сегодня это осуществимо путем внесения соответствующей записи в устав предприятия.
  • 26 Это ограничение не распространяется на временно привлеченных и сезонных работников.

журнал "Альтернативы" - alternativy.ru


Дополнительно: доклад "Социальное предприятие, социальная экономика, социальное государство в стране и мире".

 

наверх