ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ДЕМОКРАТИЯ
 

>> Главная / Собственность работников / Материалы раздела 

Андрей Колганов
Коллективная собственность и коллективное предпринимательство

Глава 2

Трудное продолжение после трудного начала

Вопрос, заданный в конце предыдущей главы, — почему роль производственной кооперации по сравнению с другими ее типами наиболее скромная? — не единственный из числа тех, которые следовало бы задать.
Рассказ об истории производственной кооперации неизбежно порождает немало вопросов. Первый из них: а что такое кооператив? Естественно, возникают и вопросы о том, что такое производственный кооператив, чем он отличается от других типов кооперативов — потребительских, кредитных, снабженческо-сбытовых и т. д., — и что между ними общего? Пожалуй, только ответив на эти вопросы, можно понять, почему производственная кооперация относительно меньше распространена, нежели различные типы непроизводственной кооперации Наконец, задачи дальнейшего исследования заставляют пристальнее взглянуть на экономические основы производственных кооперативов: почему коллективная собственность проявила себя прежде всего в форме кооперации и почему она оказалась столь ограниченной в своем распространении?
Итак, что же такое кооператив?
Кооператив представляет собой хозяйственное товарищество, в котором объединяются (с целью совместного ведения хозяйственной деятельности) ресурсы, принадлежащие членам этого товарищества. Сферы этой деятельности могут быть самыми разнообразными — торговля, кредит, производство, аренда и эксплуатация недвижимости и т. д. Ресурсы объединяются так же различные — средства производства (машины, оборудование, земля, сырье и т. д.), рабочая сила членов кооператива, денежные средства.
Кооперативы, хотя они возникают и существуют в условиях капиталистической экономики, отличаются от обычных капиталистических предприятий, в том числе и от обычных хозяйственных товариществ. Среди последних кооперативы выделяются демократическими принципами устройства. Эти принципы были заложены еще в середине XIX века в уставе общества рочдэйльских справедливых пионеров, а затем были развиты и закреплены в решениях международных кооперативных организаций. Важнейшими из этих принципов являются: открытое членство — право любого человека всту пить в кооператив на тех же основаниях, что и вступившие раньше; правило «один человек — один голос», означающее равное право на участие в управлении делами кооператива независимо от величины вложенного пая.
В кооперативах сложились и своеобразные принципы распределения доходов. Доходы распределяются как правило, в зависимости не от вложенного пая (хотя распределение некоторой части дохода по паям также возможно), а от вклада членов кооперативов в хозяйственную деятельность. Например, в производственном кооперативе это может быть трудовой вклад, в крестьянском кооперативе по переработке молока — количество сданного крестьянами молока, в потребительском кооперативе — объем покупок, сделанных членом кооператива в кооперативном магазине, и т. п.
Отмеченные особенности кооперации связаны с интересами социальных групп, участвующих в кооперативном движении.
Кооперативы создаются в основном работниками или мелкими собственниками, нуждающимися в объединении своих скудных средств для организации хоть сколько-нибудь успешной хозяйственной деятельности. Тем самым кооператив неизбежно противостоит капиталу хотя бы потому, что основывается на стремлении преодолеть зависимость от него. Производственные кооперативы организуют производство без участия промышленного капитала, потребительские — стремятся исключить посредничество торгового капитала, крестьянские кооперативы выступают альтернативой крупным корпорациям по закупке и переработке сельскохозяйственной продукции. «...Именно в борьбе с капиталом и заключается самая сущность кооперативного движения» — подчеркивал М. И. Туган-Барановский (1).
Не только принципы организации, но и хозяйственные цели кооперативов потому иные, нежели у капиталистических предприятий. В капиталистическом хозяйстве кооператив не может существовать, не получая нормальной прибыли, однако стремление к извлечению прибыли не является главным мотивом деятельности его членов. Определенная степень экономической независимости от капитала сама является достаточным мотивом существования и функционирования кооператива. Например, в потребительском кооперативе таким мотивом является возможность получать товар по среднерыночной цене, не делая свой заработок источником прибыли торгового посредника, а в производственном — возможность иметь работу и нормальный доход за счет своего собственного дела. С точки зрения экономического эффекта специфическим результатом работы потребительского кооператива является экономия на торговых издержках, а производственного — сведение предпринимательского дохода к заработной плате управляющих.
Рассматриваемые особенности кооперативного хозяйства определяют и особые требования к кооперативным коллективам. Кооператив не может возникнуть и успешно развиваться (оставаясь при этом кооперативом), если его члены не придерживаются демократических принципов, если в кооперативе не поддерживается дух товарищества и взаимопомощи. Члены кооператива добровольно принимают на себя обязательства, которые ограничивают их права собственности, но позволяют предотвратить эволюцию кооператива работников в обычное паевое капиталистическое товарищество. В большинстве кооперативов их уставы предусматривают ограничения в изъятии членами кооператива своих паев, ограничение (или полное исключение) доходов на вложенный пай, отказ от претензий на хозяйственную власть, соответствующую величине вложенного пая.
В производственных кооперативах указанные ограничения дополняются ограничительным толкованием рочдейльского принципа открытого членства. Для подавляющего большинства других типов кооперативов, кроме производственных, этот принцип оказывается вполне эффективен. Но производственный кооператив не может допустить открытого членства: число членов производственного кооператива довольно строго ограничивается емкостью рынков сбыта его продукции, а также имеющимися производственными мощностями. Нарушение этих ограничений повлечет за собой падение экономической эффективности, а то и разорение кооператива. Поэтому принцип окрытого членства формулируется для производственных кооперативов следующим образом: любой работающий на кооперативном предприятии имеет право вступить в его члены на тех же основаниях, что и остальные.
Почему же принцип открытого членства эффективен для непроизводственных кооперативов, в то время как для производственных требуется его ограничение? Ответ нa этот вопрос раскрывает одну из причин столь широкого распространения непроизводственной кооперации по сравнению с производственной. Эффективность работы большинства непроизводственных кооперативов зависит как раз от их способности привлекать в свои ряды возможно большее количество членов.
, В самом деле, для успешной работы, например, магазина необходимо, чтобы был обеспечен и по возможности увеличивался объем торгового оборота. Магазины потребительской кооперации добиваются такого результата, привлекая в потребительские кооперативы все больше членов. Членам кооператива выгодно совершать покупки в кооперативном магазине, поскольку они получают часть торговой прибыли пропорционально объему сделанных ими покупок. Потребительскому кооперативу выгодно привлекать новых членов, ибо это увеличивает объем продаж.
Та же заинтересованность в привлечении в кооператив новых членов может быть показана и на примере Крестьянского кооператива по переработке молока. Для обеспечения рентабельности переработки и сбыта молока необходимо, чтобы объем перерабатываемого и сбываемого молока был достаточно велик. Фермеры заинтересованы вступать в такой кооператив и наращивать обтаем сдаваемого молока, поскольку они получают доходы пропорционально количеству сданного молока. Кооператив заинтересован привлекать в свои ряды новых фермеров, ибо это увеличивает для него гарантированный объем поставок молока. Подобные закономерности существуют и для кредитной кооперации — привлекая дополнительных членов, ссудно-сберегательное кооперативное товарищество увеличивает объем депозитов, а значит свою финансовую стабильность и возможный размах своих кредитных операций.
Таким образом, успешность работы и довольно большой рост численности непроизводственной кооперации Объясняется тем, что сам этот рост уже является одной из предпосылок эффективной работы кооперативов. Высокая Численность пайщиков создает для таких кооперативов широкий и гарантированный рынок снабжения и сбыта, что является одним из важнейших условий успешного функционирования любого коммерческого предприятия в капиталистической экономике. Кооперативы, имея значительную численность, обеспечивают себе тем самым и значительно большую стабильность рынка, нежели аналогичные капиталистические предприятия.
Большая численность непроизводственных кооперативов объясняется также тем, что их пайщикам нет необходимости участвовать в работе кооператива своим собственным трудом. В качестве членов кооперативов им приходится выполнять совершенно рутинные функции: ходить в магазин, сдавать сбережения в сберкассу, сдавать молоко заготовителям... Так или иначе все эти функции приходилось бы выполнять.
Сравнительная простота организации и развития непроизводственной кооперации связана также и с ее схожестью с традиционными капиталистическими предприятиями — большей, нежели у производственных кооперативов. За исключением забот, связанных с привлечением в кооперативы большого числа членов, да особенностей с распределением доходов, в остальном работа непроизводственных кооперативов организована почти идентично аналогичным капиталистическим предприятиям.
Для производственных кооперативов складывается иная ситуация. Во-первых, как было показано выше, они сталкиваются с довольно жесткими ограничениями своей численности. Во-вторых, производственные кооперативы, как и обычные капиталистические предприятия, не могут контролировать внешние, рыночные условия хозяйствования. Непроизводственные же кооперативы обеспечивают себе устойчивость рынка сбыта или снабжения, поскольку пайщики этих кооперативов сами и образуют эти рынки. В-третьих, организация хозяйственной деятельности производственного кооператива значительно сложнее, чем непроизводственного. Производственный кооператив существенно отличается и от обычной капиталистической фирмы, и от непроизводственного кооператива тем, что предполагает значительно более широкое участие работников в решении хозяйственных вопросов. Это требует выработки нестандартных подходов к организации производственного процесса.
Создать производственный кооператив значительно сложнее, чем непроизводственный, и по ряду других обстоятельств. В непроизводственных кооперативах люди объединяются для реализации отдельных своих хозяйственных функций. Для членов же производственного кооператива работа в нем является основной сферой деятельности и основным источником дохода. Вступить в такой кооператив фактически означает связать с ним всю свою судьбу. Даже с точки зрения человеческой психики это весьма нелегкое решение.
Еще одна проблема — начальный капитал. Не столь тяжелая для непроизводственного кооператива, она вырастает для производственного кооператива в вопрос невероятной сложности. Если создание непроизводственного кооператива возможно за счет объединения средств пайщиков и, как правило, сравнительно небольшого кредита, то для производственного кооператива таких средств совершенно недостаточно. Средняя стоимость одного рабочего места в промышленности в-несколько раз превышает годовую заработную плату рабочего. Поэтому невозможно основать производственный кооператив за счет личных сбережений работников — необходимо искать возможность получить весьма крупные кредиты, или помощь от каких-либо некоммерческих фондов, либо и то и другое вместе. Сложность проблемы заключается в том, что создаваемый производственный кооператив не может, как правило, предоставить сколько-нибудь солидное обеспечение под необходимый ему заем.
Итак, основные различия между производственной и непроизводственной кооперацией, обеспечивающие значительно большее распространение последней, следующие.
Во-первых, непроизводственные кооперативы не столь сильно отличаются от обычных капиталистических предприятий, как кооперативы производственные. В производственном кооперативе коренным образом изменяются производственные отношения, а вместе с этим — формы организации производства. Понятно, что организовать в капиталистической экономике предприятие, чья экономическая структура существенно отличается от обычно принятой, — непростое дело.
Во-вторых, непроизводственные кооперативы имеют то преимущество, что для них оказывается возможной некоторая степень контроля за условиями рынка. Пай щики таких кооперативов как раз и обеспечивают им достаточно широкий и стабильный рынок. Производственный же кооператив не в состоянии оказывать прямого воздействия на те рынки, от которых зависит его деятельность.
Несмотря на то, что производственные кооперативы вполне способны конкурировать с производственными капиталистическими фирмами, возможность их создания на практике обставлена довольно жесткими ограничениями, а конкурентоспособность не настолько велика, чтобы вытеснить крупные корпорации или, тем более, монополистические гиганты. Количество производственных кооперативов в индустриально развитых капиталистических странах невелико. Как уже отмечалось выше, до рубежа 70-х годов XX в. практически во всех странах их количество измерялось десятками, в лучшем случае — сотнями, а общая численность членов в них не превышала десятков тысяч человек. Удельный вес производственных кооперативов в подавляющем большинстве отраслей промышленности был ничтожным.
Совершенно иная картина складывается в непроизводственной кооперации. Такие кооперативы имеют гораздо большее распространение, их объединения достигают размеров крупных корпораций, а подчас приобретают даже монопольное положение. Непроизводственные кооперативы имеют довольно заметный удельный вес в национальном хозяйстве многих стран.
Так, например, в Великобритании к середине 80-х годов XX в. потребительская кооперация занимала 8% в общем розничном товарообороте и 18% — в торговле продуктами питания. Норвежский кооперативный союз имеет в национальном товарообороте долю в 11%, а шведские потребительские кооперативы — 20%. Потребительские кооперативы Швейцарии имеют 1,1 млн. членов (при населении на конец 1983 г. 6,4 млн. человек), а их услугами пользуются до 90% населения страны (2).
Еще более впечатляющими являются успехи сельскохозяйственной (в основном сбытовой) кооперации. В США фермы реализуют через кооперативы 30% своей продукции. В Канаде и во Франции 75% зерна фермеры сбывают через кооперативы. В Швеции 46% продукции пищевой промышленности обеспечивается поставками сельскохозяйственных кооперативов. В Норвегии 78% скота забивается кооперативами, а в Финляндии — 86%. В Дании, Ирландии, Швейцарии и Финляндии 90% молока реализуется через кооперативы (3).
Однако несмотря на столь значительные успехи непроизводственной кооперации она остается в рамках капиталистической экономики в целом лишь отдельными (пусть и весьма заметными) островками. Более того, в индустриально развитых государствах за последние четверть века практически не происходит роста непроизводственной кооперации. Потребительская кооперация кое-где даже начинает терять свою долю в товарообороте. Сохраняя значительное превосходство над производственными кооперативами (по крайней мере, по степени распространенности), непроизводственные кооперативы также наталкиваются на вполне ощутимые пределы роста.
С чем же связаны эти пределы? Не была ли изначально иллюзорной надежда многих теоретиков кооперативного движения на постепенное преобразование капиталистического общества на началах кооперации? Принимая во внимание изложенные факты, проще всего было бы констатировать, что кооперация имеет ограниченную нишу для своего существования и заняться лишь уточнением границ этой ниши.
Гораздо важнее, однако, понять причины, обусловившие такую ограниченность кооперативного движения.
Подход, согласно которому постепенное замещение капиталистических фирм кооперативами — в производстве, оптовой и розничной торговле, и, в частности, в сбыте продукции и в снабжении фермерских хозяйств, в кредитном деле — создаст новую экономическую систему, называемую «кооперативным социализмом», кажется логически безупречным. Остается лишь установить — возможно ли такое замещение? И здесь предстоит выяснить природу главного препятствия для охвата кооперацией всей капиталистической экономики — крайне слабого распространения производственной кооперации. Ведь непроизводственная кооперация, не опираясь на производственные кооперативы, не имеет адекватной экономической среды и вынуждена взаимодействовать с капиталистической системой производства. В таких условиях непроизводственные кооперативы вынуждены образовывать относительно замкнутые объединения и строить свои отношения со всеми производите лями — будь то кооперативы или капиталистические фирмы — целиком основываясь на соображениях конкуренции, повинуясь условиям, диктуемым рынком.
Таким образом, различные типы кооперативов не только не тяготеют к образованию какой-либо кооперативной системы, но и попросту относятся друг к другу как к обычным субъектам рыночного хозяйства. Рискну утверждать (пока без особых доказательств), что именно отсутствие прочного фундамента в виде крупного кооперативного сектора производства и не позволяет кооперации сложиться в систему, а тем самым — и значительно укрепить свою экономическую роль.
И в данной, и в предыдущей главе анализируется целый ряд ограничений, которые создают довольно мощные препятствия для расширения функционирования производственных кооперативов. Даже если предположить, что отпали все ограничения, связанные с трудностями возникновения и становления производственных кооперативов, то и тогда проблемы будут далеко не исчерпаны.
Кооперативы вряд ли смогут проникнуть в сферы, где требуется производство в крупных и сверхкрупных масштабах. Две главные причины препятствуют этому. Первая — уже упоминавшиеся выше трудности с получением первоначального капитала даже на открытие небольшого производства. Надежда на постепенный рост кооператива невелика, ибо даже хорошо работающее небольшое предприятие не может ассигновать крупных средств на свое существенное расширение. Тем самым кооператив с самого своего зарождения оказывается в зависимости от не контролируемого им рынка капиталов. Вторая — потеря преимуществ демократических принципов управления производственным кооперативом с увеличением численности работающих. Эти преимущества сравнительно легко реализуются лишь в небольшом сплоченном коллективе (не более нескольких сотен человек).
Вторая причина тесно связана со сложностью реализации демократической организации производства в кооперативе. Реальное различие в квалификации и в компетентности в сфере управления между рабочим и менеджером остается одним из потенциальных источников внутренних конфликтов в кооперативах. Хотя работники способны довольно быстро приобретать необходимую компетентность для решения производственных проблем на уровне рабочего места, бригады или цеха, для решения проблем предприятия в целом такая компетентность приобретается гораздо сложнее. Здесь необходима не только специальная квалификация, но и предпринимательский, коммерческий опыт, который, к сожалению, невозможно приобрести непосредственно «у станка». Чем больше масштаб предприятия, тем сложнее решается этот вопрос.
Производственные кооперативы не нашли чудесного эликсира для решения всех рассматриваемых в данной главе проблем, но все же некоторые решения были найдены. В первую очередь для решения проблем, связанных с противоречием между ростом доходов членов кооператива и необходимостью накопления капитала, были выработаны две модели кооператива — рабочий кооператив и паевой кооператив.
Рабочий кооператив образуется без паевых взносов его членов. Там, где необходимость паевых взносов определяется законодательством, паевые взносы устанавливаются в очень небольших или чисто символических размерах. Члены такого кооператива совместно распоряжаются совокупной собственностью кооператива без выделения индивидуальных долей. Соответственно, нельзя продать свой пай в кооперативе на сторону, или забрать свою долю при выходе из кооператива.
Преимуществом рабочего кооператива является достижение высокой степени единства экономических интересов членов кооператива и определенные гарантии стабильности совокупного капитала, вложенного в кооператив. Следует отметить, что отказ от выделения индивидуальных паев предполагает, что лица, организующие кооператив, уже имеют достаточно высокую степень взаимного доверия и способности к солидарным действиям. Однако рабочий кооператив имеет не только преимущества, но и недостатки. К последним относится зависимость от кредита: поскольку члены кооператива не вкладывают в дело крупных паев, практически весь первоначальный капитал необходимо брать взаймы в банке или в другом кредитном учреждении. Это порождает проблемы материального обеспечения кредита, обоснования кредитоспособности возникающего кооператива, длительной зависимости его от кредиторов и т. д.
В паевом кооперативном товариществе при вступлении в члены кооператива необходим солидный паевой взнос, часто превосходящий средний многолетний доход рабочего. Если дела такого кооператива идут неплохо, стоимость индивидуального пая каждого его члена может значительно возрастать, что порождает проблемы с привлечением новых членов — высокий паевой взнос грозит превратиться в непреодолимую преграду. Проблема расширения производства поэтому нередко решается путем привлечения в кооператив наемных работников, не являющихся членами кооператива. Тем самым возникает тенденция к увеличению доли наемной рабочей силы в общем числе работников и, одновременно, к концентрации кооперативных капиталов в руках немногих основателей кооператива. В паевом кооперативе возможна продажа членами кооператива своих паев посторонним вкладчикам капитала (особенно, если их высокая рыночная стоимость создает искушение сразу выручить крупную сумму денег), что также может вести к его превращению в обычную капиталистическую фирму .(4).
Попытки соединить преимущества паевой формы, создающей прямую зависимость между экономическими успехами кооператива в целом и ростом индивидуальной собственности каждого его члена, и преодолеть ряд ее недостатков, приводят к различного рода промежуточным решениям. Так, например, в некоторых израильских кооперативах прибегают к дроблению крупных паев на сравнительно небольшие доли, с тем, чтобы вновь принятые члены вносили соответственно меньший пай (5). Хотя в этом случае новым пайщикам становится легче вступить в кооператив (ибо сумма вступительного пая снижается), возникает другая проблема — имущественное неравенство «старых» и «новых» членов. Последние, владея лишь частью полного пая, никогда не смогут стать собственниками столь же значительной доли в капитале кооператива, что у «старых» собственников. В Израиле применяется также своеобразный метод защиты кооператива от перехода его под контроль сторонних собственников, обеспечивающий одновременно участие достаточно солидного инвестора. Это — включение в число пайщиков крупнейшего израильского профцентра (Гистрадут). Так, например, он владеет половиной капитала в кооперативе Аргац, объединяющем сборщиков автобусов (6).
Для облегчения доступа новых членов в паевой кооператив и предотвращения перехода контроля над кооперативом в посторонние руки применяются и другие средства. Вступительный взнос может фиксироваться на сравнительно низком уровне. Может также вводиться запрет на продажу своих паев лицам, не работающим в кооперативе. Кроме того, специалистами предлагаются различные подходы к решению задачи включения производственных кооперативов в более широкую систему экономического регулирования, чтобы подняться над их положением в системе капиталистического рыночного хозяйства как всего лишь изолированных самоуправляющихся островков коллективной собственности.
Одно из таких решений было предложено в середине 80-х годов. Специальной исследовательской группой, созданной в Канаде, была разработана концепция включения кооператива в систему экономических интересов, представленных объединениями потребителей и кооперативными союзами. Концепция получила название кооператива с многообразием пайщиков (multi-stakeholder co-operative) и была опробована на практике кооперативной группой, представляющей собой холдинговую компанию, владеющую тремя кооперативами. Работники кооператива в этом случае выступали лишь как одна из групп пайщиков, не обладающая полным хозяйственным контролем (7). Голоса в руководящих органах кооператива распределялись между всеми тремя группами пайщиков, причем кооперативная группа, как главный инвестор, фактически получила большинство голосов. Распределение прибыли между пайщиками производилось не путем увеличения стоимости принадлежащих им паев — эти паи оставались фиксированной величиной. Вместо этого были введены специальные счета, отражающие долю каждого пайщика в капитале кооператива, и именно на них начислялась прибыль, распределяемая между пайщиками (8).
Такие кооперативы вступают в жизнь с более прочной финансовой базой и могут опираться на разветвленные хозяйственные связи своих пайщиков. Это позволяет снять многие проблемы самой тяжелой, стартовой стадии развития кооператива. Точно также баланс интересов между производителями и потребителями, которого не удавалось достичь путем попыток комбинировать различным образом производственные и потребительские кооперативы, выглядит при этой системе более вероятным и менее чреватым конфликтами. Однако в кооперативе такого типа ослабляется контроль работников над кооперативным производством (9).
Поиск оптимальной экономической формы производственного кооператива привел также к образованию промежуточных форм между рабочим и паевым кооперативом. В таких кооперативах паевые взносы не сводятся к чисто символической вступительной плате, однако не происходит и раздела всего капитала кооператива на индивидуальные паи. Могут также вводиться разнообразные ограничения на распоряжение членами кооператива своими паями.
Без подобного рода ограничений перерождение паевого производственного кооператива в обычное капиталистическое предприятие становится весьма вероятным. В капиталистической экономике на практике весьма сложно провести застывшую и непреодолимую грань между кооперативом и обычным капиталистическим товариществом. Можно найти немало примеров предприятий, в которых черты кооператива сочетаются с признаками традиционной капиталистической фирмы. Нередко это выражается в значительной доле наемного труда, используемого кооперативными предприятиями. Так, в американских кооперативах по производству фанеры доля наемного труда достигает 30—40%, при этом наемные работники практически не имеют возможности приобрести пай в кооперативе из-за его высокой стоимости. Паи, принадлежащие основателям кооператива, постепенно переходят не к работникам, а к посторонним инвесторам, поскольку последние могут предложить более выгодные условия (10).
Трудности и проблемы, с которыми сталкивалась производственная кооперация на всем протяжении XX века, существенно затормозили ее развитие. Медленный рост в одних странах, стагнация или даже упадок в других — такова была картина развития производственной кооперации к началу 70-х годов. Подобные же явления стали характерными и для непроизводственной кооперации, несмотря на ее успехи в прошлом.
Эти факты могут дать основания для вывода, что процесс роста коллективной собственности в рамках кооперативного движения зашел в тупик. Но есть и другие факты, свидетельствующие о том, что с середины 70-х годов нашего века производственная кооперация сумела продемонстрировать способность к быстрому росту.
Одновременно с позитивными изменениями в судьбе производственной кооперации произошел и драматический прорыв коллективной собственности за рамки только кооперативного движения. Но об этом — в следующих главах.

Источники к главе 2

(1) Туган-Барановский М. И. Указ. соч. С. 88.
(2) Крашенинников А. И. Кооперация в современном мире. М.: Экономика. 1987. С. 74—75.
(3) Там же. С. 70—71.
(4) Quarter J. Worker Ownership: One Movement or Many? // Partners in Enterprise: The Worker Ownership Phenomenon / Ed. by Quarter J. and Melnyk G. Montreal—New York: Black Rose Books. 1989. P. 13—14; Etonian D. Worker Co-operatives: The Question of Legal Structure // Worker Co-operatives in America / Ed. by Jackall R. and Levin H. Berkeley: University of California Press. 1984. P. 268—269.
(5) Making Membership Affordable // Worker Co-op. 1987. Vol. 7. No. 2. P. 30.
(6) Quarter J. Worker co-operatives in Israel: The Complex Relationship with Organized Labour // Worker Co-op. Vol. 5. 1985. No. 2. P. 17—18.
(7) Haalboom Т., Jordan J. The Multi-Stakeholder Co-operative // Worker Co-op. Vol. 6. 1987. No. 3. P. 9— 14.
(8) Jordan J. E. The Multi-Stakeholder Approach to Worker Ownership // Partners in Enterprise... P. 124— 128.
(9) Quarter J. Starting Worker-owned Enterprises: Problems and Prospects // Partners in Enterprise... P. 51—52.
(10) Bellas C. J. Industrial Democracy through Worker Ownership: An American Experience // Self-Management: Economic Liberation of Man / Ed. by Vanek J. Harmondsworth: Penguin Books. 1975.

 

наверх