ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ДЕМОКРАТИЯ
 

>> Главная / Собственность работников / Материалы раздела 

Агатотопия: экономика партнерства

Публикуется в сокращении


Джеймс Эдвард Мид (1907-1995гг.),
лауреат Нобелевской премии по экономике 1977 г.

ПРЕДИСЛОВИЕ АНГЛИЙСКОГО ИЗДАТЕЛЯ

Среди экономистов давно идет спор о том, можно ли считать капиталистическую систему совместимой с приемлемым распределением доходов и гармонией интересов между рабочими и предпринимателями. На одном крыле участников дискуссии находятся ортодоксальные марксисты, считающие эти цели достижимыми лишь при государственной собственности на средства производства, а на противоположном — экономисты австрийской школы, заявляющие, что этого может добиться и конкурентная капиталистическая система, но при одном условии — что ей не будет мешать государственное регулирование. Не будет большой натяжкой сказать, что подавляющая часть заслуживающих уважения западных экономистов склонна занимать промежуточную позицию, отстаивая принципы свободной рыночной экономики, субъектами которой являются ищущие прибыли предприятия, а государство сохраняет за собой важную роль, воздействуя на распределение дохода и условия труда.
Лишь немногие крупные экономисты ищут решение проблемы экономических конфликтов вне традиционной иерархической системы организации бизнеса. "Форма ассоциации, которая (если продолжать ее совершенствовать) в конце концов возобладает, это не разновидность экономики, где капиталист решает все, а рабочие лишены права голоса в управлении. Это — ассоциация самих рабочих, коллективно, на равных владеющих средствами производства, необходимыми для их труда, осуществляемого под руководством управляющих, которые избираются и увольняются самими рабочими". Так писал Джон Стюарт Милль в 1871 г. В последние годы "мечта Милля" породила обильную аналитическую литературу, где доминирует надежда, что предприятия, принадлежащие рабочим, могут, не уступая частно-капиталистическим по эффективности, дать трудящимся чувство глубокой удовлетворенности тем фактом, что они являются хозяевами своей судьбы. В самом широком смысле можно сказать, что беспристрастный приговор этим взглядам должен гласить «предположение не доказано». В частности, оказалось, что если все фирмы стремятся повысить среднюю заработную плату своих работников, управляемая трудом экономика по мере увеличения численности работоспособного населения все больше страдает от безработицы, поскольку расширение производства и, соответственно, занятости, противоречит интересам тех, кто уже имеет рабочее место. Уже один этот нежелательный результат предполагает необходимость выработки определенных правил, которым должны следовать в своей деятельности подобные предприятия.
Автор "Агатотопии" профессор Джеймс Мид — один из выдающихся экономистов столетия, один из четырех (только!) британских ученых, удостоенных Нобелевской премии по экономике. Мид, который внес ощутимый вклад в разработку макроэкономической теории и политики, на протяжении всей своей творческой карьеры неоднократно возвращался к проблеме идеальной организации экономической жизни. Как убедится читатель, его раздумья по данной проблеме продиктованы не просто интеллектуальной любознательностью, но и глубокой озабоченностью благосостоянием людей.
Профессор повествует, что он нашел решение проблемы "согласования" капитализма и социализма, отправившись на поиски Утопии — идеального для жизни места, и открыв вместо нее Агатотопию — просто "хорошее место", где сумели совместить совершенные организационные принципы и общественные институты с несовершенством людей. Жители Агатотопии, как сообщает их представитель доктор Смэйдж Дим (легко распознаваемый верлибр — прочитанное наоборот имя автора) выработали, не без труда, новую форму партнерства труда и капитала, при которой и рабочие, и предприниматели делят между собой риск, а специальные налоговые нормы сдерживают в приемлемых рамках неравенство доходов, обеспечивая помощь бедным и несчастным без унизительной проверки обстоятельств их жизни. Пересказ "их" взглядов профессором Мидом захватывающе интересен. Обобщать эти взгляды в кратком введении — занятие ненужное и неблагодарное. Невольно возникает, однако, подозрение, что агатотопийцы, будучи людьми вдумчивыми и компетентными, не избежали искушения принять и воплотить в жизнь идеи, высказанные Мидом в его бытность профессором сначала Лондонского, а затем Кембриджского университета.
Я думаю, что читатели могут резко разойтись в оценке приемлемости агатотопийских общественных институтов, но единодушно выразят восхищение яркостью, с которой автор ведет защиту агатотопийского дела.

Алан Пикок,
директор фонда имени Дэвида Хьюма.


ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА

В марте 1988 г. Итальянская кооперативная лига провела семинар, посвященный проблеме акционирования объединяемых ею кооперативных обществ, и в связи с этим — проблеме допуска в кооперативы не только тех, кто вносит трудовой вклад, но и тех, кто вносит капитал. Эту задачу они хотели решить не поступаясь своими кооперативными принципами и не теряя кооперативного статуса, обеспечивающего им определенные налоговые льготы. Но семинар рассматривал и широкую проблему.
Его организаторы, хотя и были убеждены в достоинствах конкурентной рыночной экономики, подобно многим умеренно-левым политикам были озабочены тем, можно ли (и как) привить этой экономической системе принципы солидарности, сочувствия, равенства и социальной ответственности. Можно ли считать кооперативное движение путем к достижению этой цели? Профессор Эдвин-Морли-Флетчер, главный советник кооперативной лиги, был знаком с моими идеями партнерства труда и капитала и таких принципов организации экономики, которые совмещали бы равенство и участие в управлении производством со стимулами кповышению эффективности. В результате меня пригласили на семинар и предоставили возможность высказать и защитить свои взгляды.
Признаюсь, что текст моего выступления на семинаре  включая и связанную с ним дискуссию, был использован при написании этой книги.

ЧАСТЬ I. ВВЕДЕНИЕ

Недавно я вознамерился посетить на своём корабле остров Утопия, жизнь на котором, как мне говорили, устроена идеально. Увы, я не мог найти этот остров нигде. Однако на обратном пути я побывал на ближайшем острове Агатотопия. Его жители не претендуют на совершенство своего общественного устройства, но считают, что жить на острове хорошо и удобно. И действительно, скрупулезно изучив их социальный уклад, я пришел к выводу, что он настолько хорош, насколько это достижимо в нашем грешном мире. Домой я вернулся с решимостью рекомендовать моей стране принципы организации общества, утвердившиеся в Агатотопии.
Я рекомендую агатотопийские принципы вместо утопийских по той простой причине, .что не сумел разыскать Утопию. Почему не сумел — тоже загадка. Мне показалось, что агатотопийцы вовсе не враждебны своим соседям из Утопии. Тем не менее, они как-то темнили в разговорах о соседях, и не проявляли охоты помочь мне найти Утопию. Я был крайне озадачен этим, пока престарелый агатотопийский экономист профессор Смэйдж Дим не обронил несколько фраз, которые подсказали мне следующее объяснение настороженного отношения агатотопийцев к Утопии.
Я думаю, что утопийцы преуспели в генной инженерии и вывели расу совершенных человеческих существ. Агатотопийцы оказались в этом отношении или более консервативны, или менее умелы. Как бы то ни было, утопийцы поставили перед собой задачу построить идеальное общество для идеальных людей, а агатотопийцы удовлетворились просто хорошим общественным устройством для весьма несовершенных людей.
Если это предположение верно, оно свидетельствует о наличии очень важной и тесной взаимосвязи между общественным устройством и поведением людей. Агатотопийцы создали институты, предназначенные для эгоцентричных, предприимчивых людей, действующих на свободном конкурентном рынке, и в то же время знающих цену сотрудничеству и взаимопомощи, умеющих сочувствовать слабым и несчастным. В этом отношении агатотопийцы превосходят нынешних англичан, у которых на первом плане зачастую стоит чистоган. Это заставляет предположить наличие обратной связи между социальными институтами и. социальным поведением.
А это значит, в частности, что нам будет трудно сразу же полностью оценить достоинства и преимущества агатотопийских институтов, пока не сработает эффективная обратная связь между этими институтами и общественным сознанием. Но отсюда можно сделать и другой вывод — о том, что не так уж бесполезно попытаться воплотить в нашу жизнь какие-то элементы агатотопииского уклада, пусть даже противоречащие преобладающей ныне общественной психологии. Ведь остается надежда, что со временем, под действием этих агатотопийских элементов произойдут желательные перемены и в принятой у нас теперь шкале общественных ценностей.

ЧАСТЬ II. ПРЕДПРИЯТИЕ, ОСНОВАННОЕ НА ПАРТНЕРСТВЕ

На уровне отдельных конкурентных предприятий агатотопийцы способствовали формированию так называемых товариществ — партнерств между трудом и капиталом.

Партнерство между трудом и капиталом в чистом виде

Идею подобного партнерства проще всего понять, если представить себе, что ее вдруг внедрили в чистом виде в какой-либо действующей капиталистической фирме обычного типа. Допустим, что из чистого дохода этой фирмы 80 процентов теперь идут на заработную плату персонала, а остальные 20 выплачиваются в качестве дивидендов, процента, ренты капиталистам. Преобразование этой фирмы в чистое партнерство между трудом и капиталом потребует выпуска акций (в данном случае точнее было бы сказать — долевых сертификатов) двух категорий:

  1. Сертификаты капитала, которые в совокупности принесут те же 20% чистого дохода, что и теперь, и которые будут распределяться между владельцами капитала пропорционально их нынешним поступлениям от бизнеса;
  2. Сертификаты труда, которые в совокупности принесут те же 80% чистого дохода, что и теперь, и которые будут распределяться между всеми наемными работниками пропорционально их нынешним заработкам. Каждый из сертификатов обеих категорий дает его владельцу право на получение одинакового дивиденда.

Непосредственным результатом преобразования фирмы в партнерство будет то, что любой из его участников сохранит свой нынешний доход, но этот доход приобретет единое качество, утратив нынешнее различие, форм — дивиденда, заработной платы, ренты и т.п. Еще важнее, что после преобразования все причастные к предприятию почувствуют равную заинтересованность в его успехе, и равную зависимость от его неудач. Тем не менее, между сертификатами капитала и труда будет существенное различие.
Сертификаты капитала станут более или менее соответствовать обычным акциям капиталистической компании. Они по-прежнему будут предметом купли-продажи на фондовой бирже, или в любом другом учреждении рынка ценных бумаг и будут свободно переходить из рук в руки, от одного владельца другому.Сертификаты труда, с другой стороны, будут твердо связаны с конкретными работниками предприятия, которые обязаны будут сдать их, уходя из этого предприятия по собсгвенному решению и выбору. Однако в ином случае — если работник был уволен (из-за вынужденного сокращения производства, но, понятно, не из-за плохого поведения, несовместимого с сохранением рабочего места), сертификат за ним сохраняется. Таким образом, человеку гарантируется если не занятость, то постоянный доход вплоть до ухода на пенсию. Отметим, однако, что правом на такой доход он пользуется до тех пор, пока в состоянии физически выполнять работу, за которую был положен трудовой сертификат. Конечно, как и теперь, будут предусмотрены специальные пенсионные фонды для прекращающих трудовую деятельность по старости или инвалидности.
Точно так же можно преобразовать в партнерства существующие кооперативы, которые работают на капитале, взятом под определенный фиксированный процент и распределяют свой чистый доход между пайщиками — членами своего трудового коллектива. Их долговые обязательства можно превратить в сертификаты, приносящие прежние доходы лицам, ссудившим кооперативу этот капитал. Что же касается чистого дохода, распределяемого ныне между членами кооператива, на сумму этого дохода выпускаются трудовые сертификаты, обеспечивающие их владельцам опять-таки прежние доходы.
Иными словами, капиталистическую компанию, принадлежащую лицам, которые рискнули своим капиталом, можно преобразовать в партнерство, введя в него в качестве "партнеров" лиц, которые рискнули связать с этой компанией свою трудовую деятельность. Наоборот, кооператив, принадлежащий его работникам можно преобразовать в партнерство, введя в качестве "партнеров" лиц, рискнувших ссудить кооперативу необходимый первоначальный капитал.

Модифицированные формы партнерства

В Агатотопии не так уже часто можно встретить партнерства, основанные на описанных выше "чистых" принципах. Так, партнерство может быть вправе брать взаймы капитал под процент на контрактной основе у кредиторов. С другой стороны, партнерство может быть вправе нанимать на контрактной основе работников (на определенный срок или неполный рабочий день, или в качестве консультантов и т.п.). В первом случае владельцы капитала, а во втором — работники не вводятся в состав партнерства в качестве его членов. Некоторые партнерства предпочитают привлекать новых работников на началах найма за определенную ставку, и лишь потом ставят их перед выбором получать свою заработную плату полностью дли частично в виде дивидендов по трудовым сертификатам.
Еще важнее, что некоторые работники предпочитают навсегда сохранить наемный статус, получая гарантированную основную часть заработной платы по твердому контракту, и лишь остальную часть — в виде дивиденда по трудовому сертификату.
Все эти более свободные формы взаимодействия как с "капитальными", так и-с "трудовыми" партнерами могут быть предусмотрены в уставе партнерства и воплощены в его организационной структуре, В связи с этим мы можем определить распределяемый доход партнерства как величину его чистого дохода за вычетом контрактнообусловленных процентов, ренты и заработной платы. В этом случае капитальные и трудовые сертификаты партнерства могут распределяться лишь между лицами, имеющими право претендовать на часть распределяемого чистого дохода партнерства. В подобных случаях партнерства, независимо от того, какая часть их дохода распределяется по сертификатам, строят свою деятельность на принципах, описанных для "идеальных" партнерств. На каждый сертификат — будь то капитальный или трудовой, начисляется одинаковый дивиденд, так что владельцы сертификатов — капиталисты и работники — могут рассматриваться как делящие риск предприниматели.

Управление партнерствами труда и капитала

Как будет показано дальше, основным преимуществом агатотопийских партнерств является предотвращение значительной части конфликтов между трудом и капиталом, потенциально возникающих при функционировании предприятий. Если бы принцип партнерства устранял буквально все конфликты между обладателями трудовых и капитальных сертификатов, управление предприятием предельно упростилось бы. Достаточно было бы установить, что все сертификаты — и трудовые, и капитальные — обеспечивают не только одинаковую ставку дивиденда, но и одинаковый голос на собраниях их владельцев. Но, как мы увидим впоследствии, агатотоиийский опыт свидетельствует о том, что некоторые зоны конфликта все же остаются. В связи с этим партнерству целесообразно принять правило, что некоторые решения или даже все решения требуют консенсуса обоих типов партнеров, а при отсутствии такового должны быть подвергнуты какой-либо согласованной форме арбитража; В любом случае ясно, что партнерства могут работать лишь в атмосфере взаимного доверия, при которой партнеры преисполнены стремлением сделать свое предприятие эффективным и готовы принять какой-то разумный механизм достижения компромиссов в спорных вопросах.
Нередко в Агатотопии эффективность управления партнерствами и преодоление конфликтов между рабочими и капиталистами обеспечивает следующий механизм. Владельцы капитальных и трудовых сертификатов, действуя раздельно, избирают одинаковое число освобожденных членов совета директоров. Директора, в свою очередь, избирают председателя совета, наделенного правом решающего голоса. Таким образом, председатель выступает в качестве арбитра при возникновении конфликтов между двумя "фракциями" дирекции. Совет назначает и главного менеджера, ответственного за повседневное руководство предприятием (согласие совета директоров требуется лишь при принятии решений, особо важных для стратегии товарищества).

Устранение конфликтов интересов между трудом и капиталом

Как уже говорилось, в товариществе все партнеры — и капиталисты и рабочие — получают одинаковый дивиденд по своим сертификатам. Уже один этот принцип устраняет многие причины конфликтов, поскольку любое решение, повышающее доходы функционирующих владельцев капитальных сертификатов автоматически повышает доходы функционирующих владельцев трудовых сертификатов. Это существенно усиливает стимулы к труду и укрепляет отношения сотрудничества — ведь от максимально эффективного использования наличных ресурсов, обеспечивающего партнерству максимальную прибыль, выигрывают буквально все.
Конечно, некоторые виды "натурального довольствия", поощряя трудовые усилия, ничего не дают непосредственно партнерам-капиталистам. Возможный конфликт интересов может быть порожден решением направить часть ресурсов партнерства на такого рода льготы (например, на дотации столовой предприятия), которые, будучи весьма желательны рабочим, не сулят прямых выгод владельцам капитала, вложенного в бизнес. Но агатотопийский опыт свидетельствует, что в гармоничном партнерстве подобные расхождения интересов не раздуваются до серьезных конфликтов.
В партнерстве, описываемого типа удается принимать практически без серьезных проблем решения, касающиеся не только использования наличных ресурсов, но и привлечения дополнительных работников и капиталов.
Управляющий партнерством вправе принять решение о привлечении дополнительных работников, наделив их трудовыми сертификатами, дивиденд по которым покажется достаточно заманчивым новым партнерам. Но если ожидаемый (и обещанный) дивиденд по этим сертификатам все же ниже дополнительного дохода, ожидаемого от работы новых партнеров, от подобного решения о расширении занятости выиграют владельцы всех ранее выпущенных сертификатов — капитальных и трудовых. Конечно, такой подход обязывает управляющего тщательно продумывать вопросы расширения занятости, взвешивать связанные с этим дополнительные издержки и прибыли.
Такие же соображения и подходы определяют принятие решений, связанных с увеличением капиталовложений в основные фонды партнерства. Приобретение новой машины можно финансировать выпуском и продажей дополнительных капитальных сертификатов, достаточных для изыскания необходимых средств. Все действующие партнеры — капиталисты и работники — выиграют в том случае, если дивиденд, подлежащий выплате по дополнительным капитальным сертификатам, будет меньше прироста чистого дохода, который станет возможным благодаря вводу в действие новой машины. И в этом случае "цена" продуманности решения управляющего партнерством очень высока.
Для выполнения программы расширения производства, его диверсификации, или повышения качества продукции может потребоваться одновременное увеличение и основного капитала, и персонала партнерства. Общие принципы решения проблемы остаются, однако, неизменными. Если дивиденды, подлежащие выплате по дополнительным капитальным и трудовым сертификатам, как ожидается, будут меньше дополнительного чистого дохода, на который рассчитывают функционирующие партнеры — капиталисты и рабочие, то их интересы совпадают.

Дифференциация: конец «равной оплаты за равный труд»

Теперь надо остановиться на самой важной черте той картинки в розовых тонах, которую мы до сих пор рисовали. Эффективность конкурентных предприятий, основанных на принципах партнерства, и, в частности, их способность поддерживать высокие темпы роста производства и тем самым высокую и устойчивую занятость держится на отказе от строгого соблюдения критерия "равной оплаты за равный труд",
Проблема заключается в следующем. Представим себе положение товарищества, успешно функционирующего благодаря рациональной специализации, внедрению технических новшеств и т.п. Ставка дивиденда, который такое товарищество может выплачивать по трудовым сертификатам, обеспечивает трудовым партнерам доход, значительно превышающий заработки таких же трудящихся, занятых на менее благополучных предприятиях.
Пусть доходы трудовых партнеров товарищества составляют, например 200, в то время как заработки рабочих аналогичной квалификации на других предприятиях (скажем, "во внешней экономике") — только 100. Вполне может оказаться, что дополнительный работник, привлеченный в товарищество, увеличит его чистый доход более чем на 100, но меньше чем на 200 — допустим, на 180. Если строго придерживаться принципа равной оплаты за равный труд, то вновь привлеченного работника следовало бы наделить сертификатом, способным обеспечить ему такой же дивиденд, что и функционирующим трудовым партнерам — 200. Но в этом случае прием на работу нового партнера нанес бы определенный урон "кадровым" партнерам — ведь он получил бы 200, внеся в доход предпрития лишь 180.
С другой стороны, если новому работнику предложить трудовой сертификат, который принесет ему доход в диапазоне 100—180, скажем 150 — в выигрыше окажутся все: и прежние партнеры, ибо привлечение новичка ценой издержек в 150 увеличит доход предприятия на 180, и сам новичок, который получит 150 при "внешнем" заработке 100.
Опыт агатотопии подсказывает, что Создание новых конкурентных товариществ само по себе неспособно решить задачи экономического роста. Проблемы, связанные с организацией новых предприятий, оптимизацией на них капитала, труда и менеджмента, утверждением этих предприятий на существующем и как будто насыщенном рынке, слишком велики, чтобы можно было рассчитывать, что систематический старт новых субъектов рынка может стать эликсиром роста, хотя появление новых субъектов приводит к некоторому росту и поэтому всегда желательно.
В качестве альтернативы было предложено дать аутсайдерам право вступать в той или иной форме в любое функционирующее товарищество на тех же условиях, которые имеют "кадровые" партнеры. Аутсайдеры, понятно, поспешат использовать это право и устремятся в существующие и преуспевающие товарищества, что в конечном счете приведет к такому снижению дивидендов по их трудовым сертификатам, которое отобьет у новичков всякую охоту искать работу на этих предприятиях. Агатотопийцы отвергли такое решение. Ведь оно очень негативно сказалось бы на прибыльности капитала, инвестированного в бизнес (уменьшение вдвое дивиденда на трудовой сертификат привело бы к такому же снижению дивиденда на капитальный сертификат). В результате риск, с которым связано вложение капитала, не был бы вознагражден — наоборот, капитал был бы по существу наказан. Агатотопийцы сочли такой путь неприемлемым. Проблемы совместимости старых и новых партнеров, недовольства старых партнеров падением их доходов, ослабления воли к сотрудничеству между капиталом и трудом в этом случае было бы трудно, если не невозможно решить.
Принцип равной оплаты за равный труд можно было бы формально сохранить даже в том случае, когда вновь привлеченные трудовые партнеры зарабатывают меньше "кадровых", если (как это принято во многих профессиональных корпорациях) новые члены должны оплачивать право своего вступления в партнерство. Вновь воспользуемся прежним цифровым иллюстративным примером. Пусть вновь принятый рабочий, который на другом предприятии зарабатывал 100, может добавить 180 к чистому доходу товарищества, "кадровые" партнеры которого получали на сертификат 200. Тогда можно было бы дать новичку такое же количество трудовых сертификатов, которое имеют кадровые партнеры ("равная оплата за равный труд"), но обязать его вносить "вступительные взносы" в размере 20—100 в течение того ряда лет, когда он, получая 200, вместо "внешних" 100, увеличивает доход товарищества лишь на 180. В таком случае товарищество выигрывало бы в той мере, в какой "взнос" новичка превышает 20, а сам новичок — в той мере, в какой взнос будет меньше 100. Если же обстоятельства сложатся так, что новичок должен будет покинуть предприятие до истечения согласованного "вступительного" периода, товарищество выплатит ему компенсацию за "неиспользованное время".
В ряде случаев агатотопийцы действительно следовали такой схеме — но лишь когда речь шла о необходимости изыскать для высококвалифицированных работников деньги на вступительный взнос в те преуспевающие товарищества, которые изъявили готовность принять этих работников на особых условиях, согласованных с новичками и "кадровыми" партнерами. Некоторые товарищества учредили даже централизованный фонд, предоставлявший отдельным работникам займы на эти цели. Были приняты меры для своевременного погашения этих займов из заработков новых партнеров, так что централизованный фонд непрерывно пополнялся, оставаясь надежным источником необходимых средств. В порядке опыта некоторые процветающие товарищества сами давали нужные ссуды новичкам, но эта практика не получила большого распространения, так как прямые вычеты задолженности из дивидендов на трудовые сертификаты порождали частые обращения с просьбой о выдаче компенсирующих пособий (и это явно ухудшало отношения в коллективе). Но там, где финансирование вступительных взносов осуществлялось независимыми внешними фондами, это позволяло в какой-то мере расширять занятость на основе принципа "равной оплаты за равный труд", к вящему удовлетворению всех сторон.
Еще одним средством сохранить принцип равной оплаты за равный труд без ущерба для стимулов к расширению деятельности преуспевающих товариществ была капитализация всех "сверхдоходов" трудовых партнеров. Воспользовавшись прежним цифровым примером, представим себе, что в таком товариществе каждый из кадровых трудовых партнеров получает в виде дивиденда на трудовой сертификат 200, в то время как новичкам можно предложить только 100. В этом случае половину трудовых сертификатов "кадровых" партнеров переводили в капитальные сертификаты. Получая по трудовым сертификатам только 100, ''кадровые" партнеры оказывались вроде бы на равных с новичками. Добавим, однако, что такое решение проблемы было испробовано в Агатотопии, но оказалось опасным в тех случаях, когда коммерческие успехи товариществ сменялись полосой неудач (что не так уж редко случается в растущей экономике, подготовленной к освоению новшеств). То или иное предприятие может выдвинуться на рынке, внедрив новую технологию или новое изделие. На протяжении какого-то времени, пока у него не появятся мощные конкуренты, это предприятие будет получать исключительно высокую прибыль.
Вернемся опять-таки к нашему цифровому примеру. Предположим, что товарищество работало столь успешно, что смогло удвоить ставку дивиденда на все сертификаты, так что каждый трудовой партнер получил 200 по сравнению со средним заработком аутсайдера 100. Предположим далее, что все "дополнительные" доходы трудовых партнеров не подверглись капитализации. Впоследствии, когда поток сверхприбылей товарищества из-за изменения конъюнктуры иссякает, дивиденды приходится уменьшать вдвое, возвращая их к "внешнему" среднему уровню 100.
Что произойдет, если дополнительный доход (100) был заблаговременно обращен в дивиденд по капитальным сертификатам? Доход каждого трудового партнера и в этом случае сожмется до 100, но из них только 50 сохранят форму дивиденда по трудовому сертификату, а остальные 50 будут дивидендом по капитальному сертификату. И если дивиденд по трудовым сертификатам выплачивается пока и поскольку человек работает в товариществе, капитальный дивиденд не связан с сохранением этого рабочего места — ведь капитальный сертификат можно свободно продать, подарить или завещать. В примере, взятом нами в качестве иллюстрации, работники не удовлетворяются, конечно, трудовым доходом в 50 (раз средний "внешний" равен 100) и, вернее всего, перейдут на другое предприятие с заработком 100, унося с собой из товарищества капитальный сертификат, обеспечивающий им и на новом предприятии дополнительный доход в 50.
Но если товарищество очень заинтересовано в том, чтобы сохранить кадровых работников, можно удвоить количество выданных им трудовых сертификатов, восстановив тем самым прежний уровень дохода — 100. Конечным результатом в этом случае будет "разбавление" прежнего дохода на капитал из-за выпуска дополнительных капитальных сертификатов, капитализирующих долю трудовых партнеров в сверхприбыли, оказавшейся сугубо временной. Тем самым на партнеров, предоставивших реальный капитал, будет возложен дополнительный риск, который они могут счесть неприемлемым.
Еще  один подход к данной проблеме может заключаться в том, что дополнительные доходы, полученные трудовыми партнерами, время от времени конвертируются: из дивидендов по трудовым сертификатам преобразуются в дивиденды по сертификатам иного рода, которые можно назвать "бонусными". "Бонусные" сертификаты, подобно трудовым, "закреплены" за человеком до тех пор, пока он работает в товариществе. Но их можно вновь обратить в обычные трудовые сертификаты, если финансовое положение товарищества изменилось и необходимо "подтянуть" дивиденд по трудовым сертификатам до уровня согласованной (и повсеместно принятой) ставки заработной платы. При этом создается такая ситуация: все трудовые партнеры в любой данный момент получают одинаковый дивиденд, но некоторые старые работники, связавшие свою судьбу с товариществом еще в те времена, когда оно особенно процветало, премируются дополнительным бонусом. При этом сохраняется в полной мере дифференциация в оплате кадровых и вновь привлеченных трудовых партнеров, но такая дифференциация, как показал опыт агатотопийцев, становится психологически более приемлемой.

Влияние товариществ на распределение доходов между трудом и капиталом

Система товариществ с самого начала не рассматривалась как путь.к коренному изменению распределения доходов между трудом и капиталом. Все же возникновение и развитие этой системы оказало определенное влияние и на характер и пропорции распределения. В этом отношении небезынтересно сравнить товарищества с чисто капиталистическими компаниями.
В таких компаниях владельцы предпринимательского ("рискового") капитала нанимают рабочих по ставкам, установившимся на рынке труда. Эти ставки, в принципе, едины для всех работников данной профессии и квалификации и для всех компаний, конкурирующих между собой на рынке труда. В своей фирме рабочий может рассчитывать на такое же вознаграждение, что и в любой другой. Точно так же и цена привлеченного предпринимательского капитала определяется общими условиями на денежно-кредитном рынке. Иными словами, чтобы утвердиться, на конкретном рынке, компания должна возместить не только затраты на труд и капитал, складывающиеся под действием экзогенных для нее факторов, но и получить некоторую чистую прибыль, рассматриваемую обычно как вознаграждение предпринимателя за риск.
Важно провести различие между условиями, когда подобная чистая прибыль является сугубо временной, и условиями, когда она может быть долгосрочной, или даже постоянной. Мы упоминали уже случай, когда то или иное предприятие освоило новое изделие или новую технологию, сразу же резко снизившую себестоимость. Однако, если в дальнейшем примеру этого.предприятия могут последовать его конкуренты, чистая прибыль будет сугубо временной. С другой стороны, некоторые преимущества (особо благоприятное географическое положение, или зависящие от природы особо ценные качества продукции, или особо значительные масштабы производства, позволяющие удешевить изделия) могут обеспечить практически постоянную чистую прибыль.
Во многих отношениях агатотопийская система товариществ подобна системе капиталистических компаний. Это — конкурентная система, где каждое товарищество ради самосохранения обязано возместить стоимость привлеченных трудовых и капитальных ресурсов — стоимость, всецело определяемую экзогенными для предприятий условиями рынков труда и капитала. Иными. словами, в данном товариществе рабочие могут рассчитывать на такую же заработную плату, а капиталисты —.на, такую же прибыль, что и в других предприятиях.
Однако между чисто капиталистической компанией и товариществом, основанном на партнерстве труда и капитала имеется существенная разница: в первой предпринимательский риск несут одни лишь собственники капитала, а во второй этот риск разделен между всеми партнерами — рабочими и капиталистами. Распределение чистой прибыли между трудом и капиталом в товариществе определяется исторически сложившимися пропорциями, формирующими распределение сертификатов на трудовые и капитальные.
Вернемся к первоначальному преобразованию капиталистической компании в партнерство труда и капитала. Здесь не обойтись без ответственного решения о распределении дохода. Каким должно быть соотношение между количеством трудовых и капитальных сертификатов? 75 : 25, или 80 : 20, или, быть может, 85 : 15? Пропорция, точно воспроизводящая деление прошлогоднего чистого дохода между двумя классами участников, может быть очень серьезно оспорена по многим причинам. В какой мере бухгалтерски учтенный чистый доход был адекватен реально полученному? Разве не могут рабочие претендовать на большую часть дохода, если они берут на себя часть риска? Каковы перспективы роста заработной платы и прибылей в предвидимом будущем? Был ли минувший год достаточно типичен? И т.д., и т.п.
В связи с этим при учреждении товарищества может возникнуть реальный конфликт интересов по вопросу выпуска трудовых и капитальных сертификатов. Этот конфликт необходимо преодолеть с учетом ожидаемой рентабельности предприятий.
Как уже говорилось, в агатотопийских товариществах принято, чтобы рабочий в момент ухода с предприятия сдавал свои трудовые сертификаты. Когда уходящего на пенсию рабочего заменяет вновь привлеченный трудовой партнер, приходится выпускать дополнительные трудовые сертификаты, покрывающие издержки, связанные с привлечением этого партнера. Чистым результатом этой операции чаще всего является, однако, некоторое уменьшение суммы трудовых сертификатов, поскольку эффективность прежнего, опытного работника была очевидно выше эффективности новичка. Соответственно, пропорционально уменьшению стоимости трудовых сеотификатов можно будет повысить ставку дивиденда по сертификатам. Это означает, что чистая прибыль, которая в иных условиях досталась бы ушедшему на пенсию работнику, распределяется фактически между всеми оставшимися владельцами сертификатов — капитальных и трудовых. Это означает далее, что все трудовые партнеры, включая вновь привлеченных, получают свою долю в распределении прибыли, созданной усилиями старого рабочего.
Но часть этой прибыли достанется не трудовым, а капитальным партнерам. Это довольно длительный процесс, продолжительность которого зависит от капиталоемкости производства, определяющей, в свою очередь, первоначальное соотношение между капитальными и трудовыми сертификатами (чем выше это соотношение, тем скорее будут исчерпаны преимущества более высокой, по сравнению с новичками, производительности труда старых кадровых работников).
В этом отношении описываемое нами партнерство в конечном счете станет сходно с чисто капиталистической компанией, где труд оплачивается по своей цене, а вся чистая прибыль достается собственникам капитала. Ведь капиталистической компании выгодно увеличивать численность наемных работников до тех пор, пока создаваемый ими предельный продукт будет больше предельных издержек на рабочую силу. Точно так же партнерство, где принят принцип возвращения трудовых сертификатов работниками, уходящими с производства, заинтересовано в привлечении дополнительных трудовых партнеров лишь если создаваемый ими доход превышает трудовой дивиденд по, выданным им сертификатам. В этом отношении обе системы имеют сходные механизмы расширения численности рабочей силы.

 

наверх